Глава семнадцатая

 

ТРУДНЫЕ ВЫБОРЫ

 

В великом посту 1541 г. Игнатий приступил к выборам первого Верховного Настоятеля Общества, то есть генерала Общества.

С этой целью был послан приказ прибыть в Рим пятерым братьям, которых ничто не удерживало на местах. Все остальные уже прислали в запечатанных конвертах имя того, кого они избирают.

Присутствовали три испанца — Игнатий, Лайнез, Салмерон, один савоец — Клавдий Леже; два француза — Вроет и Кодюр.

Первое заседание было посвящено организационным вопросам, установлению распорядка, которому они будут следовать. Было реше­но, что выборам будет предшествовать трехдневная молитва.

Избирательные записки были положены в запертый на ключ ящи­чек, в котором уже находились записки отсутствующих.

Игнатий был избран единогласно. На этом все могло бы завершить­ся, но Игнатий отказался: «Мои прошлые грехи и нынешние слабости заставляют меня уклониться от должности. Я настоятельно прошу вас подумать и помолиться еще три дня».

Из уважения к нему все согласились. Вторичные выборы дали тот же самый результат. «Я положусь на приговор моего духовного отца, — сказал Игнатий, — после того, как он выслушает мою полную испо­ведь».

Исповедовавший его францисканский священник объявил: «Отка­зываться — значит противодействовать Духу Святому».

Но Игнатий и его упросил помолиться еще три дня и затем при­слать ему собственноручное письменное решение. Письмо пришло через три дня: «Я присуждаю вас к принятию должности Верховного Настоятеля». После этого Игнатий согласился.

Не будем судить святых, они живут в неведомых нам областях. Игнатий говорил: «Грешник, каковым я был, не может приказывать свя­тым» Если бы мы судили грех, как они, мы, может быть, поняли бы его поведение в эти дни.

Выборщики и выбранный решили совершить в пятницу, после Пасхальной недели, традиционное посещение семи римских церквей, закончить его в базилике Святого Павла и там, согласно новой булле Павла III , принести монашеские обеты.

Итак, в пятницу 22 апреля, с рассветом, они начали посещение церквей. Придя в базилику Святого 11авла, они исповедовались друг у друга, и Игнатий совершил мессу в часовне Распятия.

Во время причастия, в одной руке держа дискос со Святыми Дары, а в другой — текст обета, он, в присутствии пяти коленопреклоненных сотоварищей, громким голосом произнес: «Я, Игнатий де Лойола, обещаю Всемогущему Богу и Его Наместнику на земле, Державному Первосвященнику, в присутствии Преблагословешюй Девы Марии и всех сонмов Сил Небесных, а также представителей нашего Общест­ва, вечное нестяжание, целомудрие и послушание, в согласии с обихо­дом, указанным в булле, данной Обществу Господа нашего Иисуса, а равно в правилах, существующих и имеющих быть написанными. Я обещаю, кроме того, особое повиновение Державному Первосвящен­нику в области миссионерской, особо отмеченное в булле. Я обещаю также заботиться о том, чтобы дети были научены началам веры, согласно булле и правилам».

Кончив эти слова, Игнатий причастился. Коленопреклоненные Лайнез, Салмерон, Леже, Броет, Кодюр по очереди повторили тот же обет и затем причастились из рук своего настоятеля.

По окончании мессы они обошли с молитвами благодарения все главнейшие алтари базилики и затем собрались у папского алтаря, над гробницей Святого Павла. Игнатий обнял своих сынов. Все плакали от радости и счастья!

Франциск Ксаверий, неблагоприятной погодой, препятствовавшей отходу кораблей, задержанный в Лисабоне, узнал там об утверждении Общества Иисуса Папою Павлом III.

Он уже отплыл, когда Игнатий был избран генералом Общества. Известие дошло до него через два года. История повествует, что до самой смерти, из почтения и благоговения к Игнатию, он писал ему письма не иначе, как стоя на коленях.