ПОДВИГ ХРИСТИАНИНА  

 

ПРОТИВ ИСКУШЕНИЙ 

 

Напечатано в Московской Синодальной Типографии 1794 года. 

 

Братие моя, облецытеся во вся оружия Божия, да возможете противитися в деньлюте и вся содеявше стати (Ефес гл.6, ст. 10-11) 

 

АЩЕ И ПОСТРАЖДЕТ КТО, НЕ ВЕНЧАЕТСЯ,

АЩЕ НЕ ЗАКОННО МУЧЕН БУДЕТ

(1 Тим., гл. 2, ст. 5). 

 

Глава первая

 

О хранении себя от греховных помыслов и о четырех средствах, нужных к достижению оного. 

Внемли себе, да не будет слово тайно в сердце твоем беззакония (Втор 15, 9). Мы, человеки, удобно согрешаем: того для создавый наедине сердца наша, ведая, что по большей части в стремлении помысла исполняются грехи, ума чистоту, яко первейшую в душе, в нас устроил. Ибо то, чем удобнее согрешаем, большего хранения и прилежания достойно. Прозорливые врачи наперед всего немощнейшие тела предохраняют, употребив к тому в предосторожность некие завещания. Равным образом общий и истинный попечитель душ когда что видит в нас поползновеннейшее ко греху, то крепчайше ограждает, Потому что телесные действия и времени требуют, и удобности, и трудов, и вспомогателен, и прочих принадлежностей. Напротив же, движения ума безвременно содеваются, без труда совершаются, без совещания составляются, всякое время для них способно. Найтиться же может и такой, который, гордясь и величаясь своею чистотою, по внешности вид целомудрия имеет и часто посреде сидит тех, кои добродетель восхваляют, но мыслию течет к месту греховному, будучи влеком потаенным движением сердца. Видит мечтательне желаемая, воображает беседу некую неподобную, и, наконец во внутренности своего сердца явное сладострастие в самом себе изобразив, без свидетелей согрешил неведомо всем, пока не придет открываяй тайныя тьмы и объявляли советы сердечныя . Блюди убо,   да не будет слово тайно в сердце твоем беззакония. Всяк бо иже воззрит на жену, ко еже вожделети ея, уже любодействова в сердце своем  (Мф 5, 28). Телесные действия многим пресекаются, а кто волею согрешит, тот скорым движением помыслов уже исполнил грех, и потому где нечаянное есть падение, там скорое нам дается предохранение. Засвидетельствует бо,   да не будет слово тайно в сердце твоем беззакония . Но обратимся уже к предложенным словам. 

Внемли, пишется,  себе. Всякое животное от вседетеля Бога имеет внутренное некое побуждение к сохранению себя. Найдешь также, естьли внимание употребишь, что многие животные, не учась, вредного отвращаются, и, напротив, по естественной некоей склонности к полезному стремятся. Почему наставляяй нас Бог и нам сию великую заповедь дал, дабы что Им дано по естеству, то бы нам последовало помощию ума. И что бессловесные без разума и попечения отправляют, то бы мы совершали чрез внимание и всегдашнее рассуждение и были б прилежные хранители от Бога дарованных нам склонностей, убегая греха так, как бессловесные от ядовитой   бегут пищи, следуя же правде, как и оне следуют за питательною травою. Внемли убо  себе, дабы ты мог вредное от здравого отличить. А понеже внимание есть двоякое: одно — когда мы телесными очами рассматриваем видимая, другое же — когда по разумной души возможности представляем бестелесная, то естьли скажем, что сия заповедь относится до действия очес, найдем сие быть невозможным. Ибо как тому статься, чтоб кто всего себя оком объял! — когда и самое око само себя видеть не может, не досязает до верха, не знает, что позади, ни лица, ни внутреннего расположения утробы. Однако, впрочем, беззаконно есть заключить, аки бы заповеди Святага Духа суть невозможны ко исполнению. Следовательно, оное повеление должно понимать о мысленном действии.  Внемли убо  себе, то есть отвсюду себя осматривай. Имей душевное око неусыпающее в рассуждении твоего охранения. 

Поелику всякому из нас легче любопытствовать о чужих, нежели о своих рассуждать делах, то, чтоб сего нам не претерпеть, престань, говорит, исследовать худое в других, не давай воли мыслям в чужую вникать болезнь, но себе внемли, то есть на испытание тебя самого обращай око души. Тем паче, что есть много таких, по слову Господню, кои сучец, иже во оце брата их, видят, бервна же еже есть во оце их, не чуют. Не преставай убо испытовать самого себя, жизнь свою сходно ли с заповедью препровождаешь. Не преставая самого себя разбирать, не согрешил ли в чем помышлением, не поползнулся ли язык предваривши разум, не сделано ли что руками твоими сверх твоего произволения. И когда найдешь в житии твоем много прегрешений (найдешь же непременно, будучи человек), говори с мытарем: Боже, милостив буди мне грешному. Внемли себе. 

Внемли убо  себе и ведай, что одна часть твоей души — разумная и словесная, а другая — пристрастная и бессловесная, и оной свойственно есть повелевать, сей же — повиноваться и слушать разума. Так смотри, чтоб не попустить порабощенному уму сделаться рабом страстей и не позволить непостоянным пристрастиям восстать противу разума и власть над душою им отдать. Впрочем, прилежное рассматривание самого себя довольное подаст руководство к познанию Бога. Ибо естьли будешь внимать себя, то не для чего будет в сотворенных вещах Создателя искать, но в себе самом, как в малом некоем вместилище всех существ, увидишь величайшую премудрость Создателя твоего. А ко всему тому служат пособием:

1)            Недоверенность к себе самому. 

2)            Надежда на Бога. 

3)         Подвиги.  

4)            Молитва.