Глава пятьдесят четвертая

О способе употребления святого причащения

 

Поелику мы приступаем к святейшей евхаристии для разных причин, то, чтобы нам удостоиться оного, старайся соблюсти разные и предосторожности, разделенные на три части времени, то есть прежде причастия, во время причастия и после оного. 

Прежде причащения, когда мы приуготовляемся к принятию Божественных Тайн, то должны прежде омыть нечистоту смертных грехов, от которых да сохранит нас Бог, а потом предать сердце, мысль и все силы Иисусу Христу и Его благоволению, ибо и Он предается нам весь во святейшей евхаристии, то есть тело и кровь Свою Божественную со всеми своими заслугами, ведая притом, что мы не имеем ничего, чем бы могли возблагодарить Ему за оказанное благодеяние, должны мы Ему жертвовать всею нашею жизнию. 

Почему, желая удостоиться Святых Тайн для низложения врагов твоих и Божиих, помысли в себе за день пред причастием, сколь сильно желает Сын Божий определить место для сей святейшей евхаристии в сердце твоем, чтобы и себя соединить с тобою и способствовать тебе в истреблении грехов и непотребных твоих страстей. 

Истинно то, что ничей разум из смертных постигнуть не может, сколь сильно желает Господь наш обрести нас, однако чтобы ты была в сем сколько можно уверена, то сохрани в памяти твоей сии две вещи: 

1.              Сколь удивительно то, что премилосердый Господь наш желает с нами пребывать неразлучно: — Любовь моя да будет с сынами человеческими, — и для того Он требует, чтобы мы сердце свое освятили Ему во храм: — Даждь, — говорит, — мне сердце твое, дочь моя! 

2.              Что Бог отвращается от всякого беззакония, часто сие бывает препятствием к соединению Его с нами, часто оно весьма противно и Божескому Его совершенству, ибо Бог, будучи всесовершенное благо, свет немерцающий и красота неизреченная, неизреченно отвращается от грехов, которые не что иное есть, как только тьма, блуждение и скверность. 

Так велико отвращение Божие от зла, что все Священное Писание Ветхого и Нового Завета имеем целию истребление оного. 

Естьли ты узнаешь из сих истин, хотя недостаточно, сколь сильно желает Бог наш войти в сердца и истребить оттуда врагов Своих и твоих, то непременно будешь стараться, чтоб возбудить в себе охоту приближаться к Нему с тем же намерением. И в доказательство сего должна ты в сердце возбуждать сии или подобные сему молитвы: — Прииди, Господи Боже мой, при иди и помоги мне, бедному человеку! При иди и победи врагов моих и Твоих. Ах, вселюбезный 

Господи мой, когда озарит меня вожделеннейший день, да укреплюся Тобою, Который есть живый небесный хлеб, и низвергну всех врагов моих! 

Тогда с твердою надеждою, ожидая пришествия Господа и вождя твоего, вызывай к душе твоей на определенное место тот грех или страсть, которую ты преодолеть и усмирить определила чрез частые деяния, противные оной страсти. И сие ты должна исполнять прежде принятия святых таинств. 

А когда уже намерена будешь приступать к святейшему приобщению, то испытнейше исследуй грехи свои, начиная от прошедшего причащения даже до сего времени, и чрез то узнаешь, что ты самовольно и дерзко грешила, так как бы ты и не знала, что есть в свете Бог и что Он страдал за тебя, ибо ты больше уважала скверные свои страсти и увеселения, нежели благоугождение и честь Бога твоего. Потом, исполнившись страха и стыда за таковую свою неблагодарность и дерзкие поступки, удержишься приступать к святейшей евхаристии, как к Тому, Которого ты многократно огорчала. 

Однако, приведя себе вдруг на память, что благодать Божия, не отвергая тебя, призывает недостоинство твое к себе, с твердою надеждою приступай к Нему и предай сердце твое во храм Ему, дабы Он един был Самовластным Владыкою в тебе. 

Но тогда токмо можешь ты соделаться избранным жилищем Ему, когда истребишь из сердпа твоего все плотские страсти и вход в оное заключишь всем прочим непотребным злодеяниям, а единому только Богу отверзнешь внутренний вход в твое сердце. 

По принятии Божественных Даров прииди в чувство и благодари Бога: — Господи! Единое сокровище души моей! Ты Сам веси, колико я удобопреклонена к раздражению Тебя и коликую злобу являю противу Тебя! Ты веси, что я сама собою без Твоей благодати не могу противиться злодеяниям и грехам, сего ради предаю себя Тебе, я ожидаю от Тебя единого победы на постигающего меня врага, ведая притом, что и я с ним ратоборствовать должна . 

Потом, обратясь к Превечному Отцу и благодаря Его о данной Им победе над тобою самим, представи Ему и Единородного Его Сына, данного тебе в виде Тайн Божиих, и проси с твердою надеждою побеждения своей злости. Он, ежели будешь благоугодно сие делать, никогда не отвергнет твоей молитвы. 

 

Глава пятьдесят пятая

О возбуждении любви к Богу во время приуготовления себя к Божественным тайнам

 

Любезная дочь, рассуждай о любви Божией к тебе, возбуди в себе любовь к Нему чрез святейшее причащение. За день пред оным помысли, что Бог не токмо создал тебя по образу Своему и подобию, не токмо послал в мир Избавителя тебе Единородного Своего Сына, Который страдал чрез тридцать три лета за беззакония твои и наконец претерпел позорнейшую крестную смерть для искупления твоего, но еще даровал тебе Его в пищу к избавлению твоему в святейших таинствах. 

1.              Помысли прежде о времени безначальном, в которое Господь Бог облагодетельствовал нас. Ибо как Он по Божеству Своему безначален, так и любовь Его к нам безначальна, которую Он возлюбил нас прежде век, определи дать нам в святейшем таинстве Сына Своего, посему ты в веселии сердца твоего изреки: — И так ничтожество мое почтено было у Бога прежде век, и толь много облагодетельствовано Им, и толь безмерно любовию Он пылал ко мне, что определил в пищу Единородного Своего Сына! 

2.              Все прочие милости, хотя и велики, имеют свой предел, за который простираться не могут, но Божеская милость не имеет конца. И для того Он, желая украсит нас богатою Своею милостию, благоволил ниспослать к нам Сына Своего, равного Себе Славою, Божеством, Всемогуществом и прочими Божескими совершенствами. Сколь велик сей дар, толь богата Его и милость, равная дару Его. Обе сии вещи так велики, что высшего удовольствия и вообразить невозможно. 

3.              Он не был ни от кого принужден, чтоб помиловать нас, но единая собственная Его благость к тому подвигнула. 

4.              И не заслуги наши Его убедили, для которых Сей высочайший Владыка так много нас возлюбил и даровал нам все, даже и Себя Самого, повсещедрой Своей милости, — нам, бедным тварям. 

5.              Ежели внимательно рассмотреть пламень любви сей, то не обретешь ни единой равной ей. Ибо другая любовь привязана бывает к собственным выгодам, а Господь не требует благих наших, ибо Он Сам Собою и без нас в блаженстве всесовершен и препрославлен. 

Для того Он явил нам неисповедимую человеческим языком Свою благость и милосердие не из какой-либо Своей пользы, но единственно для нашего счастия. И так помысли; — Как сие могло статься, что Господь, препрославлснный и премудрый, прекло­нил сердце Свое ко мне, бедной твари? Чего ищет от меня Сей Царь Славы? Чего ожидает от того, который есть земля и прах? Но я, озарена будучи светом благости Твоей, знаю, чего ради Ты благотворишь мне и являешь любовь Свою нам, то есть чтобы я соединилась с Тобою чрез сопряжение любви и, таким образом, чтобы я с Тобою и Ты во мне неразлучны пребыли. 

Коль непостижима благость Божия, которою толико возлюбил нас, что благоволит меня отвлечь от всякой твари, отдалить от самой себя, яко от такой же твари, и чрез любовь Свою привлечь к Себе. 

Предайся вся Господу Твоему, дабы единая токмо Божеская Его любовь наполняла разум твой, память, волю и чувства. Надлежит тебе ведать, что ничто тебя довольно не может соединить с Господом, кроме святейшего таинства евхаристии. Того ради старайся приуготовлять сердце твое наилучшим образом к принятию оной. 

Тогда ты истинно Ему отверзешь двери сердца твоего, когда заключишь его для всякого творения и будешь призывать Его чрез Богоугодные размышления, чрез что истинно учинишься жилищем Господа своего, ежели Его возжелаешь и со святостию будешь ожидать пришествия Его. 

Ко всему оному приуготоаляйся чрез внутреннее деяние, исполняя в сердце своем сии или подобные сим молитвы: — О пиша небесная! Когда приидет та счастливая минута, в которую могла бы я гореть пламенем любви Твоей, жертвуя пред Тобою? Когда, когда сие будет, дражайшая благость, когда я жить буду по Тебе, в Тебе и единым Тобою. О, хлебе живый! Ах, животе бессмертный! Ах, животе бессмертный, когда воссияет тот день, в которой бы созерцала я единую Твою волю, оставя совершенно собственную? Когда Ты, истинная любовь, приидешь и соединишься со мною? О, небесная и сладчайшая манна! Когда, презрев все пищи земные, обременяющие меня, одного Тебя возжелаю и Тобою единым укреплюся? Когда я Тебя приобрящу, о единая благость души моей, непреоборимая надежда моего сердца? Ах, вседражайший Господи мой, молю Гя, избави от плена душу мою, и разреши все узы неприязненных страстей, и украси ее святыми добродетелями! Даруй мне сие сокровище, да соделаю из Него с истинным усердием все для Тебя и к Твоему благоугождению. Господи! Да будет всесвятая воля Твоя на мне, когда я предаю Тебе всю себя. 

Таковыми чувствиями любви старайся быть исполнен пред причащением, а в утреннее время предназначенного тобою к сему святому делу дня приступи с важности ю к большему приуготовлен и ю. 

 

Глава пятьдесят шестая

Как должно приступать к святейшей тайне причащения

 

Когда уже наступает время причащения, то помысли в себе, что ты принять должна в безмерном величестве Сына Божия, Которому покланяются небеса и все силы, Святое Святых, зерцала, не имущее никаких пятен, безмерную чистоту Господа твоего, пред Которого Лицом все нечисто. 

Ты приемлешь Того, Который сотворил весь род человеческий и тебя саму по подобию Своему. 

Приемлешь Того, Который из единственной Его к тебе любви был презрен, поруган, попран и повешен от самых беззаконных людей на кресте. 

Ты приемлешь Того, Который во владычестве Своем беспределен и всемогуш, в деснице Которого всех тварей смерть и живот. А ты кто, которая дерзаешь приступать к святейшим Божеским тайнам? Ты — низкая тварь, ты — та, которая сама по себе ничто, ты — та, которая чрез грех сделалась мерзостнее всех тварей. Ты — непотребный человек, служащий посмешищем всем темным духам. О нечувственная тварь! Ты — та, которая, вместо достодолжной благодарности к Богу за высочайшие благодеяния, развратными твоими страстьми и недостойными вожделениями оскорбила величество Господа и недостойно попрала Его святейшую кровь. 

Однако Бог, неизменяемый в благости и милосердии Своем, не отвергает тебя, но паче призывает на вечерю Свою и, многократно грозя страхом смерти, заставляет тебя приступать к Нему. 

Ведай притом, что Он не отвращает от тебя Божественного Своего Лица и не простирает сильной Своей Десницы на мщение тебе, хотя и грозит, что ты весь заражен неправдою, хотя и ведает, что ты помрачен многими беззакониями. 

Подумай, чего Он от тебя требует за все дары и милости, ниспосланные тебе от Него: 

1.              Чтобы ты о том сокрушалась, чем Его оскорбила. 

2.              Чтобы гы отвращалась более всего грехов, как малых, так и великих. 

3.              Чтобы гы не предавалась не только страстям, но и побуждениям к тому, когда случай имеешь, ради угождения Богу и благоволения Его. 

4.              И чтобы ты твердо полагала на Него надежду, что Он все твои вины простит, очистит тебя от грехов и избавит от врагов твоих. 

Тако утвердив себя в любви к Богу, дерзай приступать к священным тайнам, произнося со страхом и любовию: — Господи! Несмь достойна, да прииму Тебя, ибо я вовсеминутно оскорбляла Тебя и не принесла доселе чистосердечного раскаяния в грехах своих. 

Господи! Несмь довольна, да пожру Тебя, быв вся осквернена всеминутными злодеяниями. 

Господи! Недостойна есмь, да прииму тело Твое, ибо я не ощутила истинно в себе любви Твоей и воли. Но Ты, всеблагий Господи, по неизреченному Твоему милосердию и благости, сотвори меня достойной, да возмогу с верою и любовию соединиться с Тобою. 

По удостоении Божественных Тайн тела и крови Христовой, впери мысль твою в сердце свое и пребудь в нем, отложив всю суету мира, и сим или подобным сему образом вещай из глубины сердца ко Господу: — Царю царствующих и Господи господствующих, о Правитель неба и всея земли! Како благоволил Ты вняти ко мне — нищему, слепому и нагому! 

И услышишь в совести твоей глас Его: — Виною пришествия Моего к тебе любовь Моя. 

Но ты возобнови молитвы свои: — О несознанная любовь, о сладость любви, да увем, чего требуешь и чего ожидаешь от меня. 

Паки услышишь вожделеннейший глас Господа твоего: — Яко ничего более от тебя не требую, кроме твоей любви, чтобы ты в приношениях твоих и во всех делах твоих не возжигала никакого огня на алтаре сердца твоего, кроме огня любви Моей, а сия воспламенит все прочее, и собственную твою любовь произведет в благоприятный фимиам. Сего я всегда желала, и ныне желаю, и ничего от тебя не требую, кроме сего, чтобы Я быал твоя, а ты — Мой! 

Сему же быть не возможно дотоле, пока не предашься вовсе Моему произволению. Ибо в противном случае ты всегда будешь удобопреклонена к самолюбию, помышлению, покорствующ нелепым твоим вожделениям. 

Хощу (речет Господь): да возненавидишь себя, дабы Я возмог разделять Свою любовь с тобою. Хощу: да сердце твое будет сопряжено с Моим. Сего ради на кресте Я прободен в ребро. 

Хощу: да все, что ты имеешь и что Я имею, будет твоим, и так да будет Мое произволение в тебе, а по Мне тьое благополучие. 

Хощу (речет сын Божий): да не желаешь ничего, не печешься ни о чем й не взираешь ни на что, кроме Меня и воли Моей, дабы Я и тебе желал, о всем рассуждал, все понимал и видел. 

Поелику сим образом твое недостоинство погружено во глубине красоты Моей, то и ты пременись в красоту, и так во всем блаженно жить будешь во Мне, и Я с благолепием вселюся в тебя. 

Наконец, дочь моя, в знак благотворения твоего, принеси прежде жертву Богу Отцу возлюбленного Его Сына, потом молися о своих собственных нуждах, за церкви святые, за родителей твоих, друзей и врагов и за тех, которым обязана ты, за кое-либо благотворение, бл а год ар н ост и ю. 

Наконец, за страждущих и претерпевающих беды и находящихся в гонениях. 

И сие тное жертвоприношение соедини с жертвою Сына Божия, приносящегося Богу на алтаре крестном. 

Сим образом все службы святые, которые в тот день всюду совершаются, будут жертвовать Господу Богу. 

 

Глава пятьдесят седьмая

О духовном причащении

 

Хотя мы не заслужили принимать в таинствах Господа более, как однажды в день, однако мы можем оной причащаться духовно во всякое время. Ибо нас от сего удерживает больше не что иное, как одолевающее нас нерадение. 

И таковое причащение может нам быть полезнее и Богу приятнее, нежели другие, и сие по причине недостатка приемлющих, а особливо когда с небрежением приуготовляемся к оной. А когда хорошо себя приуготовишь, очистив душу свою, то гораздо скорее обретешь благоволение Сына Божия, Который невидимо Сам подаст тебе сию духовную пищу. 

Старайся быть готовой к сему причащению и, возведя мысль свою к Богу, старайся рассмотреть свои заблуждения, почувствовать истинное сокрушение о своих грехах и возбудить довольное раскаяние в твоем сердце и потом проси Господа со смирением и великою надеждою да внидет в бедную твою душу и восставит и укрепит ее Своею благодатию, дабы возмоглаты противиться врагам своим. 

Также когда ты должна будешь наступать и на какое-либо твое вожделение, то старайся производить дело какой-либо добродетели, дабы приуготовить сердце твое Господу, Который непрестанно хочет сего. Проси Его с благоговением, дабы Он благоволил излить на тебя Свою милость ради оживления души твоей и освобождения от врагов, и посему Он един будет Господом сердца твоего. 

При воспоминании себе прошедшего таинственного причащения в умилении сердца воззови ко Господу: — Господи Боже мой, когда я удостоюся принять паки Тебя во храм души моей, прииди ныне духовно и, вшед ко мне, помоги мне в подвигах духовных! 

А ежели возжелаешь приуготовиться и к надлежащему принятию Божественных Тайн, упреждая оное днем, расположи все умерщвле­ния твои и добродетели и всякое твое доброе дело к тому концу, то есть дабы духонно и достойно принять Господа, и благовременно рассуди, сколь счастлива та душа, которая достойно приемлет святейшее таинство. Поелику чрез сие возвращаются все потерянные добродетели, первобытная красота возобновляется в душе и приобретается нами богатство заслуг Сына Божия.

Старайся всячески возбудить волю и хотение благое к принятию Господа, дабы ты Ему благоугодила. 

А когда такое хотение возгорится в душе твоей, то, представ пред Господом, возопи: — Все возбраняющее мне здесь принять Тебя в таинствах — отврати, о бесконечная благость! — дабы душа моя, получив от Тебя отпущение грехов, достойно наслаждалась Тобою ныне и всегда. Даруй, чтобы я удостоилась получить новую благо­дать и крепость к низложению всех моих врагов, а особливо того, с которым ныне ратоборствую, дабы угодить Тебе единому. 

 

Глава пятьдесят восьмая

О благодарении Богу

 

Понеже все, что ни имеем у себя доброго, Божие есть и от Него происходит, то достойно есть, да благодарим Его за всякое нами учиненное доброе дело и победу, также и за всякие в особенности ниспосылаемые блага. Должно смотреть, наконец, для чего Бог обыкновенно на нас изливает Свои милости, а потом узнать можешь, как должно Его благодарить. 

Притом надлежит тебе знать, что Бог наш во всяком своем благотворении за первое поставляет славу Свою и собственную нашу пользу, о чем помысли в себе: — Сколь велика премудрость, изящество и благость Бога моего, Который являет мне высокую милость и благотворение! 

Потом помысли, что ты сама по себе ничего такого не имеешь, чрез чтобы ты была достойна и малейшего благодеяния, но, напротив того, ты преисполнена пороков и неблагодарности; тогда из глубины сердца воззови: — Господи! Ты не гнушаешься мною, видя, что я червь и гной. Чего ради являешь мне толикие благодеяния? Да будет Имя Твое хвально и благословенно во веки. 

Наконец, рассуди, что Бог за изливаемые Им на тебя благодеяния ничего от тебя не требует, кроме сего одного, дабы ты Его возлюбила и Ему работала. Да возбудится твое желание к возлюблению сего п ре милосердого Господа, да возгорится искреннее усердие к Нему в том, чтобы Ему работать так, как Он благоволит. Притом препоручи Ему себя саму совершенно следующим или подобным сему образом. 

 

Глава пятьдесят девятая

О препоручении себя Богу

 

Чтобы препоручить себя Господу Богу к вящему Его благоугождению и твоей пользе, то старайся соблюдать сии две вещи; 

1.              Преданность свою соедини с преданием Христа Спасителя, который предался воле Отца Небесного. 

2.              Чтобы воля твоя была совершенно свободна от произведения в действо страстей. 

В рассуждении первого пункта должно тебе знать, что Сын Божий препоручал Богу Отцу не только Себя Самого с деяниями Своими, но также и нас с нашими благими делами. Почему наша жертва, то есть препоручение себя Богу, должна соединена быть с подвигами и с приношением Сына Божия. 

А в рассуждении второго должно ведать, что тогда тебе должно препоручать себя Богу, когда воля твоя свободна будет от всякого мирского пристрастия, а ежели что из сего в тебе находится, то должно от него отделиться. И между тем прибегни ко Господу Богу, прося от Него по беспримерному Его милосердию разрешения от той страсти, и потом предайся величеству Его. Ибо ежели ты предашь себя Богу, обложена будучи мирскими суетами, то не дашь своего ничего, но чужое, поелику ты и сама не в своей власти, но в воле тварей, к которым воля твоя привязана. 

В таком случае мы не получим никакой пользы, хотя бы непрестанно представляли и препоручали себя Богу. 

Должно себя препоручать Господу Богу не с тем, чтобы привязана была к мирским суетам, но с тем, чтобы по милосердию Его свободной от них учиниться и потом во всем ему служить. Таковое самого себя препоручение большую пользу тебе принесет, ежели будешь делать сие с благочестием и непрестанною деятельностию. 

Предание самого себя быть может без всякого твоего вреда, только бы воля твоя не была прилеплена ни к какому земному добру, кроме единого благоволения Божия, Которому должна ты предать себя со всеми твоими деяниями, пренебрегши всю суету мира, и сказать: — Се, Господи мой, предаю все дела мои и волю Твоему благолепию и Провидению, твори во мне и со мною, Господи, что Тебе благоугодно, как в жизни моей, так и во смерти, твори, что благоволишь, во времени и в вечности. 

Ежели истинно придержишься ссго средства, и сие можешь узнать из восстания на тебя противностей, то из земного нищего, по словам евангельским, сделаешься благополучнейшим, ибо ты будешь Божия и Бог будет твой. Ибо Бог есть таковых людей, которые, всего мира и самих себя отвергшись, предают все то своему Богу, что ни имеют. 

Притом ведай, сколько сей способ убедителен и силен к низложению всех наших врагов. Ибо естьли сие препоручение соединит тебя с Богом так, что Он станет твоим и ты Его, то кто тогда тебе противиться станет или обладать тобою возможет? 

Следственно, когда ты пожелаешь когда-либо предать дело твое Господу Богу, как, например, пост, молитву, терпение твое, то приведи на память себе, как Избавитель твой жертвовал Богу Отцу, когда предавал Ему Свой пост, молитву и прочие подвиги, и потом свои дела с оными принеси величеству Божию. 

А ежели восхочешь предложить заслуги Сына Божия о злодеяниях твоих Богу Отцу, то принеси Ему сим или подобным образом: 

Воззри на прегрешения твои, на молитве ли ты, или в уединении, и узнаешь, что ты сама собою за оные раздраженного тобою Бога умилостивить не в состоянии и удовлетворить правде Его, то прибегни к спасительнейшему страданию Иисуса Христа, потом из деяний Его, размышляя о каком-либо, как посте, молитве, терпении, пролитии крови, узнать можешь, как Он, дабы тебя примирить с Богом, разрешив узы твоей неправды, жертвовал всеми подвигами и самою жизнию за тебя, говоря: — Се, Отче Мой, удовлетворяю правде Твоей за грехи всего мира! Прости его заблуждения и причти к лику избранных твоих. 

Размышляя о таковом приношении и молении Единородного Сына Божия, принеси и себя небесному Отцу, прося Его, дабы Он из уважения к заслугам дражайшим Сына Своего и ради славы Имени Своего Святого простил все твои злодеяния. 

Такое упражнение можешь иметь не только от удостоения единой тайны до удостоения другой, но также от одного дела к другому между всеми причащениями, что можешь делать не только за одного себя, но и за всякого. 

 

Глава шестидесятая

О ревности служить Богу, которую чувствуем иногда в себе, и об охладнелости

 

Ревность, которую временем в себе ощущаем, происходит иногда от природы нашей, иногда от диавола, а иногда от Самого Бога, ежели ты чрез оную не имеешь исправления жизни, ведай точно, что то бывает по действу диавольскому или по природе твоей, а особливо тогда, когда она будет соединена с самолюбием или другим каким-либо лестным мнением о себе самой. 

Когда ты ощутишь в сердце твоем радость духовную, то не испытывай, откуда сие происходит, и не занимайся ею, помышляя о себе, что ты ничто, но с большим к себе отвращением старайся, соблюдши сердце твое свободно от всякой страсти, возжелать единого Господа Бога и Его благоугождения. 

Охладнелость, противная ревности, также происходит или от природы, или диавола, или по милосердию Божиему; от диавола для того, чтобы сердце твое учинить неспособным к Богослужению, и отвлечь от духовной радости, и привязать к мирскому плотоугодию. 

А от природы нашей или от нас самих для того, чтобы угодить страстям и небрежению, бывающему в нас во время духовных подвигов. 

По милосердию же Божию бывает к предохранению нашему для того, чтобы мы отвергали от себя с большим старанием склонности, страсти и похоти, которые не суть в Боге и весьма отдалены от Него, и дабы мы познали, что всякое благо проистекает от Него, также и для того, чтобы мы с большим уважением принимали все ниспосылаемые на нас от Него дары и благодеяния и с Ним теснее соединялись, оставя все искушения и духовные увеселения, к которым, прилепляясь сердце наше, разделилося бы на две части, которое Бог желает иметь цело и невредимо, ибо о сем так благоволит Бог для собственного нашего блага и пользы, чтобы мы здесь, на земле, сражались в присутствии Его благодати всеми силами нашими, не занимаясь никакими веселостями, пленяющими сердца наши. 

Ведай притом, что когда ты ощутишь в себе охладнелость, то обрати внимание на себя, дабы точно узнать, чрез какой порок оставило тебя горячее усердие к Богу и наступила толь великая охладнелость. Узнав оный вооружись против Его и начни сражаться как для того, чтоб приобресть потерянную горячность, так и чтобы отвратить от себя то, что противно Божию величеству. 

А ежели не ощутишь в себе никакого пристрастия, то на тот случай возбуди в себе ревность предаться всеохотно воле Божией, дабы 

Он управлял тобою, как Ему благоугодно. Поелику истинное благочестие есть не что другое, как сообраэование своей воли с волею Божескою. 

Того ради старайся при самой охладнелости не оставлять духовного упражнения твоего, но всегда с великою охотою продолжай, не разбирая, что оные упражнения твои кажутся быть безуспешны. Испивай охотно чашу горести, которую тебе предлагает Сам премилосердый Бог. 

Ведай, что ежели охладнелостъ сопряжена будет с великими тягостьми, которые начнут помрачать свет разума твоего так, что не узнаешь, куда обратиться, то не отчаивайся, но охотно неси сей крест. 

Должно скрывать в себе таковые тягости и возмущения, и не жаловаться на злобу человеческую, и не приписывать сего какому ли-бо приключению, а можешь только открыться в том одному духовному отцу, который может ободрить тебя и подать тебе совет, как надлежит предану быть воле Божеской. 

Будь осторожна и не подражай тем, которые обыкновенно принимают причащение, отправляют молебны и исполняют другие благочестивые дела с тем только намерением, чтобы избегнуть сего креста, то есть охладнелости, и возвратить потерянное увеселение, ибо сие есть знак несовершенства. Ты же совершай все сие для того, чтобы приобресть крепость и мужество на понесение твоего креста к вящей хвале и чести распятого Господа. 

А ежели ты по причине возмущения и смятения, которые из сей охладнелости проистекают, не можешь размышлять по установлению твоему или молиться, то старайся делать то, что может быть для тебя лучшим и с меньшим трудом. 

Чего ты в таком случае не можешь сделать размышлением, старайся совершить то беседою с самой собой, или разглагольствуя благоговейно с Господом, и тогда увидишь, как чувствительно сердце твое ободрится в таковых допущениях Божеских, можешь говорить сими или подобными словами: 

Душе моя! Уповай на Бога, яко исповемся Ему, спасение лица моего и Бог мой. 

Векую, Господи, отстоя далече, призираеши во благовремении? И в скорбех не остави мя до конца! 

Господи! Насилие претерпеваю, воздаждь за мя. 

Обратися, обратися, дочь моя, да услышу глас твой. 

Боже мой! Боже мой! Векую мя еси оставил? 

Припомни себе здесь наставление, данное от Бога рабе Своей Сарре, жене Товия, в скорби ее: — Се истинно, что жизнь того, который Тебя хвалит, будет сохранена, и он увенчан будет, и в горести прибегнуть к милосердию Твоему невозбранно будет. Ибо Ты не хощеши нашей погибели, Ты после погоды делаешь вёдро, а после плача и вопля изливаешь радость. Да будет имя Твое, Боже Израилев, благословенно во веки. 

Приведи себе на память Христа Господа, Который в вертограде и на кресте в великой болезни и в смущении души Своей был оставлен, и, по Нем неся крест свой, возопи: — Да будет воля Твоя! 

Ежели ты таким образом будешь поступать, то терпение твое и молитва учинится жертвою сердца твоего Самому Богу и ты будешь истинно благочестива. Ибо истинное благочестие, как выше сказано, есть стремление воли нашей и непреоборимое постоянство последовать Христу тем путем, по которому Он нас ведет. 

Когда бы по сему учению, а не по наружной набожности учреждали жизнь свою те, которые желают возрастать в духе, то ни сами бы себя не обманывали, ни от диавола обмануты быть не могли бы, но с пользою и духом благодарности принимали бы то несравненное благо, которое ниспосылает им Бог под видом гонений и скор- бей, и всегда с великим усердием и ревностию старались бы угодить величеству Его, Который налагает на нас таковые тягости для прославления имени Его и для нашего собственного блаженства. 

Естьли бы родились в тебе таковые нечистые помышления, то рассуди, коликую ты имеешь удобопреклонность ко злу, которое попускает на тебя всесильный Бог к единственной твоей пользе, дабы ты познала удобопреклонность свою ко всякому злу. Также естьли бы Он тебя не сохранял, то давно бы ты низвержена была в бездну вечной погибели. 

Итак, будь тверда в уповании и надежде, что Бог твой не престанет вечно помогать тебе, и верь, что все то допускает Он на тебя для того, чтобы испытать твою осторожность и чрез благочестие и молитвы привлечь тебя к Себе. За сие ты должна воссылать Ему глубочайшую благодарность. 

Будь уверена, что никто не может инако избегнуть искушений и злых помышлений, как только терпеливым понесением сих наказаний и благоразумным оных от себя отражением, а не так, как некоторые в смущении и сопротивлении им думали, что они уже от них свободны.

 

Глава шестьдесят первая 

О испытании совести 

 

К правильному испытанию своей совести необходимы три вещи; 

1.              Заблуждение и пороки прошедшего дня. 

2.              Причины, от которых они произошли. 

3.              Охота и решимость, которые ты должна иметь к истреблению оных и к приобретению противных им добродетелей. 

В рассуждении заблуждений и пороков можно с пользою след о ватъ предложенному вГлаве двадцать шестой наставлению, где и сказано, как должно поступать нам, когда враги наши, то есть грехи и пороки, нас уязвляют. 

Причины и случаи старайся преодолевать и уничтожать. 

А чтобы ты сие могла исполнить, то должно тебе обуздать волю свою ненадеянием на себя, но надеждою на Бога и молитвою, стараясь чаще совершать такие дела, которые бы истребляли зло и пороки и населяли в душе твоей противные им добродетели. 

Имей всегда в подозрении победы и добрые дела свои, не рассуждай о своих добродетелях, ниже приводи их себе на мысль при исправлении совести твоей, ибо в сем сокрывается всегда тайное некоторое возбуждение к тщеславию. 

Почему, не останавливаясь на своих добродетелях, рассуждай, сколь несравненно важнее те дела, которые ты упустила и которые должно было исполнить. Помысли, сколь много получаешь от милосердия Божия, Который есть источник всякого блага. Благодари Его, что Он без всяких твоих заслуг ниспослал тебе толико благодеяний и даров в тот день, что Он избавил тебя от бесчисленных врагов твоих и даровал тебе благие и святые мысли и случаи к добродетелям, и, наконец, за все те благодеяния, которые ты, без сомнения, получила от Него, но не ведаешь оных. 

 

Глава шестьдесят вторая

О непрестанном сражении в духовной брани и всегдашнем пребывании в оной до самой смерти

 

Между прочими свойствами, нужными в сей духовной брани, не последнее место должно занимать и постоянство, то есть пребывание в ней. Находясь среди оной, должно неусыпно стараться о умерщвлении страстей своих, которые в жизни сей совершенно истреблены быть не могут, но всегда возрастают, наподобие ядовитых и негодных трав. Поелику брань сия не кончится до самой последней минуты жизни, то и избегнуть ее или отвратить невозможно. А кто не подвизается в сей брани, тот, верно, останется побежденным и пленным. 

Рассуди и сие, что мы ратоборствуем с такими врагами, которые издревле ненавидят нас и всегда ищут нашей погибели. 

Посему мы не можем ожидать от них себе ни покоя, ни примирения. Они горестно мучат тех, которые ищут их приязни. 

Не страшись могущества и множества оных. В сей духовной брани тот от них побежден бывает, кто им добровольно предается. 

Сила и крепость врагов сих — в деснице того Вождя, для чести и благоволения Которого мы ратоборствуем. 

Сей небесный Вождь не токмо не допустит, чтобы ты выше сил твоих могла понесть что-либо, но также и Сам, поборствуя тебе, отдаст в руки твои победу, буде и ты при помощи Его мужественно сражаться станешь, не надеясь на себя, но на Его крепость и всемогущество. 

Положим, что не вдруг даст в руки твои Господь победоносную пальму, однако ты не унывай, ибо Бог верно всякие противности, могущие восстать на тебя со вредом твоей победы, преобратит тебе в пользу и во благо, ежели ты, яко добрый воин, в сей брани подвизаться будешь. 

Сего для последуй Вождю твоему — Христу, победившему мир и смерть, мужайся и не ослабевай в сей духовной брани, доколь не победишь врагов твоих. А естьли хотя один из них останется в тебе, то и сей, яко острое копье, вонзенное в ребра, повредит тебе в прехвальной победе. 

 

Глава шестьдесят третья

О том, как должно поступать противу врагов, хотящих воевать с нами при смерти

 

Хотя чрез целую нашу жизнь определено брань иметь на земли, однако особливые минуты и поле нашего сражения открывается при последней точке нашей жизни. Кто в сем случае падет, тот уже вечно не восстанет. 

Не выпускай сего никогда их памяти твоей для лучшего приуготовления себя к сим важным минутам. Советую тебе ныне, когда еще случай имеешь, сражаться мужественно, ибо кто хорошо в жизни ратоборствует, тот, конечно, без трудности при смерти одержит победу над врагами. 

Для сего ты должна всегда помнить смерть, ибо естьли она утвердится в мысли твоей, то с неустрашимостию духа будешь взирать на ее и тогда, когда она приближится к тебе, и тем самым предуготовишь мысли твои к сей брани. 

Люди не хотят никогда о ней и подумать, опасаясь, чтоб не прервать плотских желаний своих и склонности к земным вещам, которые имеют. Ибо таковые, будучи сильно к временному привязаны, должны в таком случае болезновать и терзаться о том, что надобно им будет все оное оставить, а чрез то слепая любовь к тленностям сих людей тем сильнее становится. Почему, когда наступает время разлучения с сею жизнию и любимыми сокровищами, которые составляли все их мнимое удовольствие, чрезмерно страждут, а особливо закореневшие в сих забавах. Но дабы ты надлежащим образом приуготовилась к сему толь важному делу, ибо здесь начинается для тебя вечность, то представляй себя часто при сей последней минуте, как бы ты уже умирала, воспоминая вместе и то, что может возмутить и устрашить тебя в час смертный, например, что ты получила больше даров, нежели другие, и что ты долго жила в законе и прочее. 

Часто помышляй и о тех средствах, которые теперь предложу, дабы в последний час твоей жизни могла употребить их с вящею пользою. Ибо сие дело, которое однажды токмо совершить надлежит, а не более, надобно твердо знать, дабы, от чего да сохранит нас Бог, не совратиться с прямого пути, ибо уже никогда исправить сего невозможно будет. 

 

Глава шестьдесят четвертая

О четырех способах нападений вражиих на нас при часе смертном, а особливо о том, который употребляют они противу веры, и как от них должно защищаться

 

Любезная дочь! Здесь представляются тебе четыре способа нападений вражеских при часе смертном и сколь оные опасны! 

1.              Искушение в вере. 

2.              Отчаяние или сомнение о спасении. 

3.              Суетная слава. 

4.              Разные обманы диавола, переменяющегося в светлого ангела. 

Касательно до первого способа: 

Коль скоро диавол начнет склонять своими хитростьми и ложными доказательствами, то ты вдруг, оставив таковые помышления, обратися к воле твоей, говоря: — Отступи от меня, сатано, лжи отче! Не хочу покорствовать тебе, ибо для меня довольно верить тому, чему верует, по учению Божию, Мать моя — Святая Церковь. 

Кроме сего, вознеся сердце твое к распятому Иисусу, вещай: — Боже мой, Создатель и Избавитель мой! Ускори на помощь мне, не остави меня и не отвергни меня от Себя. Молю тебя, Владыко мой и Господи, не даждь мне отступити от святой и истинной веры, даруй, да пребуду в сей истинной вере, к которой я призван по беспредельному Твоему милосердию, до последнего моего издыхания и да скончаю жизнь мою в надежде вечной Твоей Славы. 

 

Глава шестьдесят пятая

О втором способе, то есть отчаянии, и исцелении оного

 

Второй способ врага человеческого есть страх, который он наводит на нас чрез воспоминание наших грехов, чтоб нас привесть в отчаяние. 

В сей опасности, должно тебе знать, что ежели ты смиришься и унижешь себя при воспоминании прошедших твоих грехов без смущения сердца, что ты прогневила Господа Бога, то веруй, что таковое твое признание во грехах происходит от милосердия Божия, ведущего тебя ко спасению. 

А ежели при возмущении сердца твоего теми мыслями будешь приведена к отчаянию и страху, положим, что представятся и покажутся истинные вещи довольными в доказательство того, что ты осуждена и что ты не будешь более иметь времени ко спасению, то всегда почитай сие за диавольские ухищрения и коварства. Следственно, ты при воспоминании грехов, в смирении и сокрушении сердца, возлагай всю надежду и упование на милосердие Божие. 

Поступая таким образом, победишь врага своего собственным его оружием и тем самим благоугодишь Господу Богу. 

Желательно, чтобы всегда оплакивала свои погрешения, которыми ты оскорбила величество Божие, но более еще желательно, чтобы ты просила от Него в оных отпущения в надежде на заслуги и страдания возлюбленного Его Сына и со смирением исповедывала бы Ему свои беззакония, говоря: — Господи! Признаю, что я достойна быть по правосудию Твоему осуждена за мои злодеяния, но я несравненно больше в Тебе обретаю милосердия, по которому Ты отпустишь мне все оные злодеяния. Сего для дерзаю, будучи непотребной тварью, молить Тебя, Господа моего, да избавишь меня яко искупленную кровию Сына Твоего. Сотвори со мною, что благоугодно Тебе, ибо Ты еси Сам Царь мой и Бог мой, хотя и накажешь меня, но я не престану возлагать на Тебя твердое мое упование. 

 

Глава шестьдесят шестая

О третьем способе, то есть о суетной славе

 

Третий способ диавольского нападения на нас при последней минуте жизни есть тщеславие и высокоумие. Сего для старайся отвергнуть и малейшую привязанность к себе самому и к делам твоим, по твоему мнению добрым, но восчувствуй преданность и все удовольствие твое относи к единому Господу Богу, милосердию, заслугам и страданию Его. 

Будь смиренна даже до самой смерти и помышляй, что всех добрых дел виновник и правитель есть Бог, которые Он тебе на мысль приводит, прибегай под кров Его и веруй, что ты оные не по заслугам получаешь, положим, что ты славно победишь врагов своих и все их насилия превозможешь, но единственно по неизреченному Его милосердию. Здесь ты без всякого страха искренне всегда признавай, что все бы твои подвиги и старания были тщетны и бесполезны, естьли бы Господь не помогал тебе. Имей твердую и несомненную надежду на Его помощь и защиту. 

Ежели ты употребишь в пользу сии наставления, то, верно, враги твои ничего с тобою не сильны будут сделать и открывается тебе пространный путь, по которому ты безопасно достигнешь Горнего Иерусалима. 

 

Глава шестьдесят седьмая

О четвертом средстве, то есть обманах и ложных представлениях диавольских

 

Любезная дочь! Ежели бы наступал еще на тебя враг твой, который не престает никогда нас стужать, представляя тебе какие-либо мечты, то ты в неустрашимости духа сама в себе пребуди, представляя себе, что ты ничто и самая низкая тварь. 

Обыкновенные и общие вражии сии суть, которые он непрестанно употребляет при последней брани с нами. А всякого он порознь смущает по склонностям каждого, которые он в нем видит. Почему наступает последний час брани нашей; надобно, облекшись в брони, мужественно ратоборствовать противу всех нами больше обладающих страстей и злых навыков, ежели мы желаем без всякой трудности одержать над ними победу. 

Воюй их, дондеже скончаеши их (1 Царств. Гл. 15. Ст. 18). 

 

КОНЕЦ