XII. Об ангелах — чистых духах  

 

Следует подчеркнуть, что св. Фома значительную часть своих работ посвятил вопросам, которые, как он сам признает, и поистине это так, выходят далеко за пределы возможностей человеческих философских размышлений. Потому что философия ничего не говорит нам ни об ангелах, ни о первородном грехе. Однако св. Фома очень много страниц своих работ посвящает вопросу о человеке в состоянии невинности, то есть вопросу, как выглядел бы человек, если бы не было первородного греха, или рассуждениям об ангелах. Как представляется, эти типичные для св. Фомы великолепные тексты были написаны, чтобы человек лучше представлял себе свое состояние. Это состояние не есть состояние невинности, но, напротив — состояние после совершения первородного греха. И также для того, чтобы человек лучше представлял себе свою природу, которая не есть ангельская природа. Чтобы мы могли глубже познать человеческую природу, нам нужно хорошо понять человека таким, каким он был в намерениях Бога и до совершения греха, и также хорошо уяснить себе, что есть ангел. 

Почему св. Фома был прозван «Doctor angelicus» — Ангельский доктор? Обычное объяснение этому следующее: он дал пример героической чистоты в своей тяжелой борьбе и в испытаниях, выпавших на его долю, когда родители запретили ему вступать в доминиканский орден. Некоторые видят причину этого в культе ангелов, бытующий в доминиканском ордене. В доминиканской традиции есть прекрасная легенда, рассказывающая о том, как ангелы принесли хлеб св. Доминику и его близким, когда им нечего было есть. Она является выражением близкой духовной связи между орденом проповедников и миром ангелов, особенно в начале существования ордена. Иные же предполагают, что св. Фома потому получил этот титул, что был специалистом по ангелологии — науке о ангелах. Независимо от этих предположений св. Фома, по-видимому, так упорно занимался миром чистых духов, потому что в традиционной философии и теологии, которые преобладали в латинском христианском мире, неоднократно тенденциозно смешивали человека и ангела. Поэтому св. Фома и хотел показать фундаментальную разницу между миром чистых духов и миром человека. Как мне кажется, это и есть истинная причина того, почему он занимался этой проблемой и почему он получил титул «Doctor angelicus».  

Об ангелах философия нам ничего не говорит. Мы получаем знание о них только на основании Откровения, а философская рефлексия лишь склоняет нас к тому, чтобы принять их существование как правдоподобие. С точки зрения целостности иерархии различных естеств, населяющих Вселенную, ангелы должны существовать. Положения св. Фомы, касающиеся ангелов, мы можем изложить в трех пунктах. 

1. Природа ангелов. Мы уже говорили, что чистый дух не является столь же простым, как Бог, ибо Бог составлен из сущности и существования. В «Summa theologiae» св. Фома пишет так: хотя в ангеле нет составленности из формы и материи, потому что она есть только в телесных естествах, в нем есть «comparatio», то есть соединение, связь формы и существования. Эта связь есть связь возможности и действительности. Другими словами, на схоластическом языке, ангел есть чистая форма. В нем нет материи. Он есть форма, и это есть его сущность: быть чистой формой, быть чистым оформлением. В нем нет материи и поэтому нет возможности быть чем-то протяженным. Но в нем есть составленность из сущности, то есть бытие только через форму и из существования. Эта особенная составленность свойственна только ангелу. Поскольку отдельные, единичные личности могут быть только в материальных, телесных естествах (здесь св. Фома выступает как верный аристотелик), постольку не может быть многих ангельских личностей. И ангел — это не ряд, складывающийся из многих миллионов или миллиардов единичных ангелов. 

В этом пункте теологи не согласны между собой, и это выглядит как излишнее словесное препирание. Однако в подходе св. Фомы есть богатое содержание, в которое нам следует вдуматься. С точки зрения св. Фомы, каждый ангел является обособленным в единственном экземпляре родом, выразителем целого рода. Если бы это было так среди людей, то каждый человек выражал бы собой целое человечество. Поэтому различия между ангелами являются различиями по роду, а не частными различиями. В этом выражается та непонятная для нас сила, мощь и богатство жизни, которым обладает такого рода личность, как ангел. 

2. Познание ангелов. Платон приписывал человеку наивысшую степень познания, которую он определял как усматривание сущности вещей. Независимо от чувств, от всего труда по вырабатыванию понятий, по разрабатыванию суждений, размышлений и т.д., человек, согласно Платону, есть существо, способное к усмотрению сущности вещей, если он правильно обучит свой ум. Св. Фома со своей стороны считает, что тот способ познания, который Платон хотел приписать человеку, не присущ человеку в этом мире и в этой жизни. Именно этот способ познания является типичным для ангелов. Ангелу не требуется разрабатывать понятия, не требуется утруждать себя размышлениями и даже в самые трудные, самые таинственные вопросы они смотрят, как в зеркало, как на белый экран, на котором появляется их содержание. То, что человек может сделать на основании чувств, ангел может сделать на основании наивысшего духовного познания. Это есть познание при помощи познавательных форм, то есть истинных понятий — «notiones infusae». Ангелы имеют эти понятия как бы сразу присущими их уму, и им не нужно вырабатывать их так, как мы должны вырабатывать все наше знание. 

В Комментариях к трактату псевдо-Дионисия «О духовной иерархии» св. Фома задается вопросом, почему существует столько ангельских чинов, и отвечает, что существуют ангелы более совершенные и менее совершенные. Степень же их совершенства тем больше, чем меньше понятий требуется им для познания. Люциферу достаточно наименьшее число понятий. Богу же для познания вообще не требуется понятий, он познает все в Слове, а Слово не отлично от Бога, оно тождественно Ему. Мы же должны пользоваться целым множеством понятий. У нас есть «primitia spiritus», (первичные понятия), которые находятся на наинизшей ступени духовного познания. Ангел познает с помощью присущих понятий. Такое познание умозрительно-интуитивное, (без использования понятий, выводимых из данных чувственного опыта) имеют все чистые духи. Такое познание также будет иметь человек после смерти, благодаря свету славы, благодаря «lumen glioriae», но, увы, мы не можем иметь его на земле. Поэтому все, что есть в нашем интеллекте, должно пройти через рамку чувств. В интеллекте нет ничего, что не, прошло бы через чувства. 

3. Язык ангелов. В работах св. Фомы мы также находим замечательные рассуждения о языке чистых духов, об их движениях и их контактах. Язык ангелов не может быть артикулирован, как язык людей, и не может также быть языком междометий, как язык животных. Он есть передавание содержания мысли. «Можно по аналогии говорить о языке ангелов. Этим словом можно назвать силу, благодаря которой они могут передавать другим то, что имеют в своем уме». Их язык есть передавание, переливание понятия от одного ангела другому. 

Человек не является ни животным, ни ангелом. Он есть чудесное, особенное творение. Он может изменяться, развиваться, улучшаться. Через несколько сот лет после св. Фомы великий философ, умерший молодым, Пико делла Мирандола сказал, что человек подобен хамелеону — он постоянно изменяется. Но он изменяется только в рамках своей природы. Природа, же человека неизменна. Он не может эволюционировать и стать животным либо ангелом. О природе человека можно сказать то же самое, что сказал автор Послания к евреям о Христе: «Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же» (13, 8). Также и человеческая природа в сущностных своих элементах не может измениться — пока будет длиться этот мир, люди останутся людьми.