Вступительное слово

 

КНИГА, которую я отдаю в руки читателей, как, впрочем, и любая, имеет свою историю. Она состоит из трех этапов. Первый занял около пятидесяти лет. За этот полувековой период моей жизни я неоднократно и с разных сторон сталкивался с мыслью св. Фомы Аквинского. Это было более или менее систематическое чтение его трудов. Это было изучение основной современной литературы о его творчестве. Наконец, это было изложение его взглядов — точнее его философии. 

Это изложение находило себе место либо в рамках университетских лекций, либо в монографиях по истории философии, либо в сокращенной форме, как циклы лекций, имеющие своей целью ознакомить различные группы людей с мыслью св. Фомы. Так, в течение многих лет создавался принципиальный каркас, ставший основой двадцати пяти разделов этой книжки. Но собранный таким образом материал никогда бы не превратился в книгу, если бы не второй этап ее истории. 

Второй период истории начался в 1977 году, когда сестра Альма Скрадлевска, настоятельница Общины сестер-францисканок служительниц креста в Ласках, обратилась ко мне с просьбой прочитать для сестер цикл лекций о философско-теологических основах мысли св. Фомы. Знание учения св. Фомы является одним из существенных элементов, образующих Общину, которую основал ксендз Владислав Корнилович и мать-основательница Эльжбета Чацка. И это нашло свое отражение в Уставе общины. 

Из-за важности предложения, а также тесной связи и многолетней дружбы с общиной в Ласках я-охотно его принял. Обработав собранные на первом этапе материалы, весной 1977 года я приступил к чтению лекций. Цикл лекций закончился перед самым Рождеством Христовым того же года. 

Сложность задания состояла в том, что аудитория этих встреч состояла из лиц с очень разной подготовкой. Среди сестер, слушавших меня, были как те, кто имел основательные знания и многолетнюю педагогическую практику, пастырскую и иную, так и совершенно молоденькие кандидатки, новички, либо женщины-труженицы, целиком посвятившие себя практическим занятиям, которые не имели ничего общего с регулярным философским и гуманитарным мышлением. Участниками бесед была также группа мирян. Каждую лекцию я читал два раза, первый раз в Ласках и затем в монастыре на улице Пивней в Варшаве. 

Трудности, возникающие из-за большой разницы в философско-теологической подготовке аудитории, преодолевались двояко. Во-первых, усилиями лектора, который стремился к максимально возможной ясности в объяснении трудных понятий и концепций, далеких от обыденного мышления. Во-вторых, дублированием лекций беседами, имеющими характер повторений. Эти беседы регулярно проводили: на ул. Пивней — магистр философии и лиценциат теологии сестра Иоанна Лоссов, а в Ласках — инженер земледелия и магистр философии сестра Мария Янича Борковска. Эти сестры внесли великий вклад в наши занятия, так как на беседах участники могли задавать вопросы, на которые не хватило времени во время лекций, — и выяснять трудности. 

Третий этап — редактирование текста лекций как книжки. В этой работе мне оказала жертвенную помощь полонистка и магистр теологии сестра Руфь Восцек, а также магистр философии Тадеуш Урбаняк. Я чрезвычайно признателен им. Однако, несмотря на эту ценную и необходимую помощь, текст книжки все еще не годился для печати, так как это была живая разговорная речь, записанная с магнитофонной ленты. Я решил переработать все заново, но порядок разделов книжки и их содержание точно соответствуют темам и внутренней структуре лекций. 

В конечном счете, взгляды св. Фомы представлены здесь наиболее сжатым способом, однако особенное внимание было обращено на то, чтобы подчеркнуть важнейшие, ключевые пункты его учения. Это учение не могло быть изложено одинаково подробно во всех его частях. Нужно было выбирать. Точно и четко была изложена философия бытия и ее теологическая проблематика, а также философская концепция человека. Однако я не стремился подробно рассматривать ее фундаментальные этические вопросы (и собственно этическую проблематику в особенности), так как для этого потребовался бы еще один, обширный, труд. Ведь собственно этическим проблемам св. Фома посвящает весьма значительную часть «Суммы теологии», известную как «Вторая часть второй части» (Secunda Secundae).  

Каждая подлинная — и тем более каждая великая — философская мысль всегда и современна, и исторична. Она вне времени и пространства, когда она касается глубочайших концепций, принадлежащих метафизике; и она вполне исторична как мысль, которая остается в окружении hic et nunc (и что проявляется в каждом применении метафизики к конкретным примерам) — и которая в ином hic et nunc заново осмысливается и заново принимается. Также и эта книжка дает новый — и окончательный в условиях XX века — результат прочтения философско-теологических размышлений великого ученого и мыслителя XIII века. Читателю следует вынести свой приговор: в какой степени представленные здесь результаты размышлений св. Фомы имеют непреходящую ценность и в какой мере они актуальны. 

В течение многих лет и с разных сторон до меня доходили пожелания иметь сжатый и доступный очерк философии св. Фомы Аквинского. Я буду счастлив, если моя книжка поможет в этом. Она является отражением растущей заинтересованности многих общин классической философией и философско-теологической мыслью великого средневекового мыслителя. Мы знаем сегодня, что в течение веков томизм, который хотел быть вероучительным течением, верным мысли св. Фомы, во многих существенных пунктах его мысль утратил. Это привело к неверной интерпретации философии св. Фомы, сильно искажающей его мысль. Будем надеяться, что эта книжка, намерением которой являлось изложение собственных философских взглядов св. Фомы, очищенных от налета посторонних «томизмов», сможет дать возможность лучше и более беспристрастно познать и понять его идеи. Это непременное условие для разъяснения их непреходящей ценности и актуальности. 

Публикуя эту книжку, я хотел бы горячо поблагодарить всех, кто помогал мне в работе, подчас ценой больших усилий и упорного труда. Я сердечно благодарю людей, упомянутых мною в этом вступлении, сестер-францисканок служительниц креста в Ласках, магистра Т. Урбаняка и издательство «Знак». Я благодарю их не только за помощь в подготовительной работе, но также и за атмосферу чуткой доброжелательности, очень помогавшей мне при работе над книгой. Я выражаю признательность также и двум общинам, с которыми моя работа была тесно связана, — Дому-профилакторию в варшавских Ласках и странноприимному Дому отцов-капуцинов в Тенчине возле Мышлениц, где я нашел полное понимание, давшее мне возможность в тишине и покое закончить редактирование этой книги. 

Стефан Свежавски Варшава — Тенчин, сентябрь 1982