Юзеф Аугустын ОИ  

 

СЕРДЦЕ МОЕ ГОВОРИТ О ТЕБЕ 

Инспирация к личной молитве 

Встреча Иезуитов Независимого Российского Региона, Львов 2012. 

 

Сердце мое говорит о Тебе: „ищите лица Моего"; и я буду искать лица Твоего, Господи.  Не скрой от меня лица Твоего; не отринь во гневе раба Твоего. Ты был помощником моим; не отвергни меня и не оставь меня, Боже, Спаситель мой! (Пс. 27,8-9) 

 

По прошествии дней шести, взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна, брата его, и возвел их на гору высокую одних,  и преобразился пред ними: и просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет.  И вот, явились им Моисей и Илия, с Ним беседующие.  При сем Петр сказал Иисусу: Господи! хорошо нам здесь быть; если хочешь, сделаем здесь три кущи: Тебе одну, и Моисею одну, и одну Илии.  Когда он еще говорил, се, облако светлое осенило их; и се, глас из облака глаголющий: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте.  И, услышав, ученики пали на лица свои и очень испугались.  Но Иисус, приступив, коснулся их и сказал: встаньте и не бойтесь. (Мф. 17, 1-7) 

 

,,Сердце мое говорит о Тебе” - эти слова Псалтыря являются большой надеждой для каждого из нас. Хотя наши человеческие сердца бывают ранеными первородным и нашими личными грехами, они все-таки - вопреки грехам - говорят нам о Боге. Наши сердца тоскуют по Богу, хотят насыщаться Его словом, Его Божьим Телом, Его любовью. 

Чтобы каждый из нас мог найти утешение, покой и внутреннее примирение с самим собой, с ближними и с Богом, хватит вслушаться в голос своего сердца, которое говорит нам о Боге и о Его любви. 

Оно - наше сердце - подскажет нам, что нам надо делать, как нам надо жить, как надо любить, как прощать другим, как принимать свою жизнь, как работать для Иисуса и для людей. 

Человеческое сердце беспрестанно добивается Бога и Его слова. Все болезненные испытания человеческого сердца являются признаком жажды Бога. ,,Ибо не знает покоя сердце наше, пока не успокоится в любви Бога” (ср. Св. Августин). 

Человеческое сердце говорит о Боге смиренно, тихо, нежно. Человеческое сердце не применяет насилия. Оно не кричит. 

Это человек применяет насилие против своего сердца, пренебрегая его голосом, заглушая его. 

Здесь, во Львове, на Лычаковском кладбище, рядом с главными воротами, можно увидеть прекрасную скульптуру Христа в Гефсиманском саду. Христос стоит на коленях, со спущенной головой, с опущенными руками - как кающийся грешник у исповедальни. Это трогательная картина. В таком смиренном облике Иисус слушает голос своего сердца, являющийся голосом Его Отца. 

Это для нас совершенный пример. Если мы не слышим говорящего к нам нашего сердца, это обычно потому, что нам не хватает внутренней тишины, покаяния и смирения. Когда сосредоточиваем все наше внимание на человеческих желаниях, нуждах, страстях, планах, концепциях - тогда становимся глухими на голос сердца говорящий о Боге. Что говорит этот голос? 

       Он говорит то же самое, что Отец небесный говорил Своему Сыну и его Апостолам на Горе Преображения: ,,Сей есть Сын Мой Возлюбленный, Его слушайте” (ср. Мф. 17,5). 

       В наших сердцах Отец небесный говорит нам о своем Воплощенном Сыне, о нашем Учителе, Друге и единственном Пастыре. 

       Отец небесный говорит нам о том, как нам надо Его созерцать, как нам надо Его познавать; как надо Его любить; каким образом подражать Ему; как нам надо целостно отдавать себя только Ему. 

       Когда внимательно послушаем наше сердце, найдем в нем ответ на все наши страхи, сомнения, беспокойство и нужды. 

       Это наш ответ, с которым каждый из нас может обратиться к Тому, кто беспрестанно говорит через наше сердце. 

       ,,Тем, что торопит меня любить Тебя, Господи, не является ни небо, обещанное Тобой, ни страшный ад, удерживающий меня от грехов против Тебя. 

       Это Ты меня торопишь, Господи, к любви. Торопит меня к ней картина Тебя распятого и оскорбленного, Твое пораненное тело, терпимы Тобой обиды и Твоя смерть. 

       И в конце, из любви к Тебе, я любил бы Тебя, хотя не стало бы неба. И боялся бы Тебя, хотя не стало бы ада. Тебе не надо мне ничего дарить, чтобы я любил Тебя, потому что даже если я бы не ожидал ничего из этого, чего я ожидаю, я любил бы Тебя так же, как люблю сейчас” (анонимный автор XVI   в.).