19. Может ли быть оправданным обсуждение других людей?

 

Мы часто говорим о других. При этом гово­рим не только о том, что в них хорошего, но также и о том, что в них плохого. Всегда ли разговоры об отрицательных чертах характера наших ближних или об их негативном поведении является их обсуждением? Бывают ли ситуации, когда обсуждение является оправданным?

 

Зло и обиды, которые мы наносим другому человеку, всегда исходят из сердца. Иисус гово­рит: «извнутрь, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убий­ства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непот­ребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство» (Мк 7, 21-22). Зло обсуждения и осуж­дения ближнего определяется злыми, двусмыслен­ными и нечистыми намерениями сердечными.

Почему обсуждение считается злом даже в тех случаях, когда черты характера или негативные ситуации, о которых мы говорим, имеют место на самом деле? «Злословие и клевета наносят ущерб репутации и чести ближнего. А честь - это со­циальное свидетельство о человеческом достоин­стве, и каждый обладает естественным правом на честь своего имени, на свою репутацию и уваже­ние к себе. Итак, злословие и клевета оскорбля­ют добродетели любви и справедливости» [1].

Мотивы обсуждения обычно - очень сложные. Злословие может возникать из неприязни к чело­веку, из потребности отреагировать на нанесён­ную им обиду, может являться и своего рода утончённой формой мести. Каждый случай зло­словия в той или иной степени подстрекается нашей гордыней. Человек, обсуждающий другого, становится судьёй, возвышает себя над другими и выносит приговоры. Очень частым мотивом злословия бывает явное или замаскированное желание унизить другого человека. В последнее время, когда на всех уровнях очень сильно выражено соперничество, стремление навредить конкуренту и таким образом избавиться от него, также может быть мотивом злословия. Предмет злословия нередко возникает из сосредоточения на любых формах проявления зла - сосредоточе­ния бессмысленного и нецелесообразного.

Существуют также и другие, более прозаич­ные мотивы злословия. Общаясь в семье, с соседя­ми или сослуживцами, мы зачастую сплетнича­ем о наших ближних. В этих разговорах мы неред­ко испытываем какое-то внутреннее беспокойст­во, проявляющееся в том, что нам трудно удержать язык за зубами. Часто люди начинают обсуждать других лишь потому, что им трудно удержать внут­ри себя какую-то информацию, которая произве­ла на них впечатление. Например, мать обсужда­ет своего ребёнка перед другими членами семьи или соседями вовсе не потому, что желает ему зла либо хочет унизить его, но делает это лишь пото­му, что не в состоянии удержать в себе того бес­покойства, которое вызывают у неё некоторые особенности в поведении её дитяти.

Обсуждением и сплетнями мы даём очень плохое свидетельство о качестве нашей духов­ной и общечеловеческой жизни. Святой апостол Яков говорит: «Если кто из вас думает, что он благочестив, и не обуздывает своего языка, но обольщает своё сердце, у того пустое благочес­тие» (Иак 1, 26). Эти слова - довольно суровое обличение человека, склонного с лёгкостью об­суждать своих ближних и сплетничать о них.

Как ни странно, склонность к обсуждению нередко бывает опасным пороком, ибо кажущим­ся безобидным обсуждением можно причинить много зла. И хотя человек чаще всего не вынаши­вает злых намерений, не задаётся целью навре­дить кому-то, однако сообщение негативной информации о другом зачастую становится при­чиной конфликтов и ведёт к серьёзным осложне­ниям в отношениях между людьми. В жизни на­ших ближних существуют определённые собы­тия или обстоятельства, которые мы обязаны сохранить в тайне. Например, не следует сообщать ребёнку информацию о некоторых тяжёлых, неприятных событиях из прошлой жизни его родителей. Для взрослого человека может ока­заться шокирующим сообщение о том, что его родители хотели избавиться от него путём абор­та. Существуют и такие семейные тайны, кото­рые следует унести с собой в могилу. Церковь предусматривает сохранение тайны исповеди.

Однако не каждый разговор, порицающий ближнего, является обсуждением в узком смысле этого слова. Есть ситуации, когда - по весомым причинам - мы можем, а иногда даже обязаны обговорить недостойное поведение другого чело­века, ошибочную позицию или отрицательные черты его характера. Поводы для этого могут быть самые разные. Например, ради блага человека, о котором идёт речь, или блага других людей; или с целью приумножения общественного блага. Однако это благо не может быть воспринято исключительно субъективными ощущениями, оно должно определяться при участии человека, имеющего объективную точку зрения.

Например, если на ответственную должность принимают нового сотрудника, принято собирать сведения, характеризующие его. Это нормаль­но. Точно так же перед принятием таинства священства или перед бракосочетанием людей, лица, несущие ответственность за совершение данного обряда, собирают информацию о канди­датах. Тот, кто располагает сведениями о любых препятствиях, не позволяющих признать данное таинство действительным, обязан сообщить эту информацию соответствующим лицам. В подоб­ных случаях сокрытие существенной информации может быть серьёзной моральной виной. Не являются обсуждением описание отрицательных сторон своих ближних, когда мы говорим об этом с духовным наставником в процессе духов­ного распознания в обстановке абсолютной дове­рительности и при полном сохранении в тайне сообщённых сведений.

Человек, который обсуждает отрицательные черты характера или негативные стороны поведе­ния своих ближних с целью достижения большего блага, должен внимательно прислушаться к голо­су своего сердца - не кроются ли в нём случайно иные мотивы: является ли это большее благо на самом деле благом или это - лишь повод для злословия. В конечном итоге, одно лишь чело­веческое сердце может подсказать, является ли разговор о другом человеке (в частности, разговор о его отрицательных сторонах) осуждением или нет.

 
    

[1] Катехизис Католической Церкви. М. Культурный центр «Духовная Библиотека», 2001. С. 573. § 2479.