18. Если кто-то пытается навязать мне свое видение мира

 

Как я должен себя вести, когда кто-то пы­тается навязать мне своё видение мира, ожидая от меня таких действий и такого поведения, которые мне не свойственны? Я не хочу, а иногда просто не могу вести себя именно так.

 

Одной из основных человеческих ценностей, кроме любви, является свобода. Эти две ценности тесно взаимосвязаны. Свобода каким-то крайне необходимым способом слита с любовью, лю­бовь же является самым глубоким смыслом чело­веческой свободы. Любовь без свободы становит­ся ненасытным эмоциональным обладанием, сво­бода же без любви - пустое существование, с кото­рым неизвестно, что в жизни делать.

Если в межчеловеческих отношениях что- либо совершается насильно, без свободы, это ни­когда не приводит ни к чему хорошему, не углубляет и не укрепляет этих отношений. Любое человеческое поведение имеет свою ценность лишь тогда, когда продиктовано свободой.

Для Самого Бога человеческая свобода - свя­та. Человек в своей свободе может выбирать даже между вечным проклятием или спасением. Господь, безгранично любящий Своё творение, признал Себя «бессильным» перед человеческой свободой. Даже в преддверии судного дня перед вечными муками Господь не нарушит свободы человека.

Это общие предпосылки к ответу на постав­ленный вопрос. Размышляя над конкретной ситу­ацией, прежде всего, необходимо деликатно разо­браться, идёт ли в данном случае речь о действи­тельно сильном и несправедливом эмоциональ­ном давлении со стороны других людей, или же, - о собственной, несколько уязвлённой самозащите в ситуациях, когда личная свобода и не подвергает­ся такой уж опасности.

Чем сильнее наша эмоциональная связь с другим человеком, тем выше и степень взаимных обязательств. Любовь всегда способствует тому, что эти обязательства принимаются и исполняют­ся. Принимая любовь, необходимо и отвечать на неё. Желая любить и чувствовать себя любимым, следует искать удовлетворения не только своих потребностей и желаний, но потребностей и желаний другой стороны.

Какой бы ни была человеческая любовь, в ней всегда будет присутствовать неизбежное напря­жение между собственной свободой, неза­висимостью, удовлетворением своих желаний и необходимостью отдаваться другому человеку, отказываясь от собственных потребностей и при­вычек, подчиняя свою волю его свободе.

Однако, при существующем напряжении соблюдение спокойствия всё же возможно, но только благодаря искреннему диалогу, в кото­ром необходимо высказывать друг другу свои чувства, мысли, желания и потребности. В про­цессе диалога рождается взаимопонимание, при­нимаются разумные компромиссы. В земной любви, которая постоянно наталкивается на границы человеческих возможностей, взаимные договорённости являются просто жизненной не­обходимостью. Искренность, рождающая более полное взаимопонимание, способствует тому, что в конфликтных ситуациях компромиссы стано­вятся чем-то естественным, спонтанным и спаси­тельным для обеих сторон.

Если мы чувствуем, что кто-то хочет навязать нам своё мнение, ожидает от нас определённых поступков и поведения, которое нам не только не соответствует, но и ограничивает нашу свободу, тогда необходимо ясно и однозначно высказать свою позицию. Каждый имеет право выразить несогласие по поводу недостойного обращения. Каждый может делать это также и с теми, кому многим обязан и кого очень жаждет любить.

Иисус говорит служителю, ударившему Его по щеке: «Если Я сказал худо, покажи, что худо; а ес­ли хорошо, зачем ты бьёшь Меня?» (Ин 18,23). Эти слова могут служить замечательным примером того, как мы можем защищаться перед слишком сильным эмоциональным давлением на нас со стороны окружающих. В них нет ни тени гнева или желания отмстить. Однако они категоричны, исполнены решительности, и требуют ясности в ответе на поставленный вопрос. Это слова прав­ды.

Когда мы испытываем сильное несправедли­вое эмоциональное давление на себя, имеем пра­во на эмоциональную ответную реакцию, но при этом недопустимо пользоваться ветхозаветным принципом: «душу за душу, глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу» (Втор 19, 21). Подоб­ный способ реагирования на нанесённую обиду Иисус решительно отверг, как не согласующийся с Его заповедью любви.

В любой конфликтной ситуации мы, преж­де всего, должны хорошо понимать и себя, и собственные реакции. В ответ на любую не­справедливость, на любое оказываемое на нас эмоциональное давление очень легко рождается злоба, гнев, возмущение, желание отплатить той же монетой, поэтому крайне необходимо сохра­нять выдержку, обладать свободой, позволяющей смотреть как бы со стороны не только на поведе­ние окружающих, но также и на свои собственные ответные реакции и чувства. Мы имеем право на свои эмоции, реакции, чувства, но у нас нет права ранить ими других, унижать и попирать человеческое достоинство окружающих нас лю­дей. Мы обязаны обладать такой же внутренней свободой, какой обладал Иисус, чтобы быть способным повторять вместе с Ним: «ЕслиЯ сказал худо, покажи, что худо; а если хорошо, зачем ты бьёшь Меня?» (Ин 18, 23).

Однако для того, чтобы обладать именно та­кой свободой, недостаточно осознавать свои собственные чувства и озвучивать их на сеансах психотерапии или перед духовным руководите­лем. Крайне необходимым является путь через молитву в Гефсиманском саду - молитву, очищаю­щую нас от эгоизма, страхов и переживания угро­жающей нам опасности. Эти чувства возникают у нас очень легко именно в тех случаях, когда мы всё пытаемся решать своими собственными силами, и считаем, что всё зависит исключитель­но от нас. Однако если мы со смирением осознаём, что всё зависит от нашего небесного Отца и только Он - единственный Господь, лишь тогда можем достичь внутренней свободы, в том числе, и в ситуациях самого мощного несправедливо­го воздействия на нас со стороны окружающих.

Мы должны с глубоким смирением признать­ся себе: до тех пор, пока каждый из нас не «пере­делает» себя коренным образом, до тех пор даже на самое ничтожное неприятное действие со сто­роны окружающих, инстинктивно будем реаги­ровать подобно раненному зверю. Это происхо­дит независимо от того, кем мы себя считаем сами, и кем считают нас другие. Чем выше статус человека в обществе или Церкви, чем большую ответственность он несёт за людей, тем глубже ранят произнесённые им слова или совершённые им поступки, продиктованные инстинктивной реакцией раненного зверя. Для того чтобы эта инстинктивная реакция не смогла перейти во внутреннее осуждение ближнего, не смогла из­литься в обидные и ранящие слова, не смогла выразиться в агрессивные внешние действия, она должна подвергнуться оздоровлению и очище­нию. К сожалению, наша человеческая натура, глубоко изранена первородным грехом, нашими собственными грехами, а также грехами наших близких. И только благодаря Божьей благодати и нашему сотрудничеству с нею мы постепенно можем искоренять в себе последствия этих ран.