15. Внутреннее беспокойство, возникающее при встрече с некоторыми людьми

 

Почему после встречи с беспокойными людь­ми мы сами наполняемся внутренним беспокой­ством?

 

Это важное наблюдение. Святой Августин говорит, что каждый из нас кормит других тем, чем живёт сам. Если человек полон внутреннего беспокойства, он неосознанно будет передавать его окружающим: беспокойство порождает бес­покойство. Чужие опасения пробуждают в нас наши собственные. Чаще всего это происходит подсознательно.

Взаимное межчеловеческое общение про­исходит не только на уровне сознания, но также и в плоскости подсознания. Чем меньше человек осознаёт самого себя, чем слабее у него развито сознание, тем большую роль в его жизни играет подсознание. Человеческое и духовное созрева­ние проявляется, между прочим, в расширении поля сознания, таким образом, ограничивается влияние подсознательной сферы на наши реак­ции, мышление и деятельность.

Дабы уберечься от пробуждения внутренне­го беспокойства под воздействием беспокойства окружающих, необходимо постоянно углублять своё самосознание, осознание самого себя. Ес­ли мы не умеем распознавать собственных эмо­ций, то нам трудно замечать эмоции других людей, чтобы учитывать их в нашем общении с ними. Тогда мы становимся беспомощными перед их неуправляемыми чувствами, особенно когда они мощные и внезапные. Мы, как губка, мгновенно впитываем в себя ту эмоциональную атмосферу, которую они распространяют вокруг себя. Чтобы наше общение с окружающими могло быть всё более глубоким, и осуществлять­ся на должном уровне, с той и другой стороны должна присутствовать эмоциональная культу­ра, основанная на осознанном переживании эмо­ций и умелого руководства ими.

Осознание собственных чувств и свобода перед их лицом даёт нам возможность устана­вливать реальный диалог с окружающими, диа­лог, который учитывает их эмоциональную ситуацию. Недоразумения с окружающими час­то возникают по той простой причине, что мы не учитываем их состояний и эмоциональной расположенности, но подсознательно навязыва­ем им свои собственные настроения и состоя­ния. С другой стороны, понимание того, чем живёт твой близкий, помогает нам чувствовать свободу и дистанцию по отношению к той эмоциональ­ной атмосфере, которую тот создаёт вокруг себя, автоматически подпитывая нас. Мы не обязаны пассивно принимать чувства своих близких и приспосабливаться к их настроениям. Необходи­мо помнить, что сильные отрицательные эмоции также служат средством давления на других, и могут быть использованы (чаще всего подсозна­тельно) ради манипуляции окружающими.

Многие из тех, кто не возделывает свой внут­ренний мир, носят в себе залежи беспокойства, страхов, гнева, злобы, презрения по отношению к самому себе. Поскольку они этого не осознают, то невольно втягивают других. К таким людям необходимо относиться с очень большим чувст­вом свободы, чёткого осознания себя и огром­ной внутренней силой, чтобы не позволить втянуть себя в мир их чувств, переживаний и настроений. Сталкиваясь с подобными людьми, мы оказываемся в очень сложном положении: с одной стороны, нам должно принимать их и относиться к ним доброжелательно, а, с другой стороны, необходимо оградить себя от их не­упорядоченных эмоций, в которые они нас ввер­гают. Истинная любовь к ближнему требует, чтобы мы делали различие между человеком и его чувствами. Насколько мы не имеем права отвергнуть ближнего, настолько имеем не толь­ко право, но и моральную обязанность отбро­сить неупорядоченность, в которую он - осознан­но или неосознанно - пытается нас втянуть.

Человек, глубоко израненный и во что-то внутренне вовлечённый, иногда интуитивно чувствуют тех, у кого есть те же проблемы и, ча­ще всего, подсознательно пытается воздейство­вать именно на них. Поэтому если кто-то по­чувствует нашу ранимость и захочет её исполь­зовать, то нам необходимо защищаться большей глубиной осознания себя, внутренней свободой и доброжелательным отношением ко всем.

Основное лекарство от беспокойства (как собственного, так и чужого) - во всё возрастаю­щей открытости своего сердца Господу Богу и вверении Ему всей своей жизни. Опасения за себя, тревога и беспокойство - это не только эмоциональные реакции, но также выражение нашей излишней заботы о себе и слабой веры в действие Творца в нашей жизни. Иисус во­прошает Своих учеников: «Что вы так боязливы, маловерные?» (Мф 8, 26). Псалмопевец же говорит: «Блажен муж, боящийся Господа <...> не убоится худой молвы», потому что «сердце его твердо, уповая на Господа. Утверждено сердце его; он не убоится, когда посмотрит на врагов своих» (Пс 112, 1.7-8). Люди пугают нас своими страхами и тревогами лишь потому, что мы сами с огромным опасением относимся к жизни. Лёг­кая подверженность чужим опасениям и бес­покойству должна восприниматься нами как вы зов для нашей слабой веры.