12. Черты хорошего исповедника

 

Недавно мне довелось пережить исповедь, которая была для меня очень неприятной. Мне кажется, что была она таковой не по моей вине. В этом контексте хотелось бы спросить, какими чертами должен обладать хороший исповедник? Умение хорошо исповедовать является даром или священник может этому научиться? Каждый ли священник обязан исповедовать?

 

 

Умение хорошо исповедовать - это дар. Но оно также зависит от личных усилий и стараний, поэтому каждый священник должен хотеть учиться этому. Если он со всей ответственностью относится к священническому призванию и любит людей, научится этому относительно быстро.

Само лишь посвящение в духовный сан ещё не даёт священнику права исповедовать. Каждый священник подчиняется определённой епископской курии, и только тогда, когда он получит оттуда так называемую юрисдикцию, он получает право занять место в исповедальне. Кроме того, не каждый исповедник может давать отпущение всех грехов. Право на отпущение некоторых грехов (например, грех аборта) закрепляется только за исповедниками, назначенными Церковным законом. Церковь различает для священников способы исповедования. Их служение в каком-то смысле подлежит контролю. В трудных случаях епископ может лишить юрисдикции конкретного священника.

“Какими чертами должен обладать хороший исповедник?” Это очень обширная тема. Пока остановимся лишь на некоторых, наиболее важных моментах. Исповедника должно характеризовать глубокое смирение перед человеком, которое вызывает у него постоянное осознание того, что, прежде всего, именно он сам является грешником, который нуждается в Божьем милосердии. В исповедальне грешник помогает грешнику. Грешник является знаком Божьего милосердия для другого грешника. Чуткий исповедник хорошо знает, что он нередко исповедует людей,  которые глубоко и во всей полноте включены в духовную жизнь. В таких случаях не только исповедник помогает кающемуся, но и исповедующийся помогает исповеднику. Благодать нисходит не только со священника на кающегося, но нередко также и с исповедующегося на священника. В исповедальне Бог является очень щедрым для обоих.

Исповедник также должен постоянно помнить о том, что он сидит на «чужом» месте - на месте Иисуса Христа. Когда он говорит кающемуся: “Я тебе отпускаю грехи…” - это не его слова, а слова Иисуса. Это «чужое» место является, прежде всего, местом милосердия, доброты и уважения к человеку, а также местом доброжелательного, братского замечания.

Другой важной чертой исповедника является его тактичность, деликатность,  утончённость и умение хранить тайну. Папа подчёркивает, что каждый священник должен “заботиться о том, чтобы исповедь не стала отталкивающей и неприятной практикой”. Особую тактичность исповедник должен проявлять по отношению к людям “со слабой набожностью или только начинающим свой путь обращения”. Исповедник также не имеет права “интересоваться теми сторонами жизни исповедующегося, познание которых не является необходимым для правильной оценки его поступков” - утверждает Папа. Он также не должен употреблять “слов, оскорбляющих чувства. Даже если эти слова не нарушают основ справедливости и любви” - добавляет Папа. Он также делает акцент на том, что сами священники обязаны часто приступать к исповеди: “Если бы какой-нибудь священник не исповедовался или исповедовался плохо, это очень быстро отразилось бы на его священстве, что заметила бы также и Община, пастырем которой он является”.

Исповедование - это необыкновенная ответственность, а возможность быть исповеданным – это огромная благодать. Об этом должны помнить мы, священники, и об этом, может быть, должны нам иногда напоминать  наши исповедующиеся. Нужно, чтобы как исповедники, так и исповедующиеся делали всё, чтобы исповедальня никогда не была местом недоразумений, конфликтов или любых взаимных ранений.

Ответственность за положительную атмосферу в исповедальне всегда несёт, прежде всего, сам исповедник. Но и он тоже является обыкновенным человеком - грешником. И его слабости могут проявляться также и в исповедальне. Приступая к исповеди, мы часто должны молиться за своего исповедника. Ибо он очень нуждается в великом даре духовного распознания, мудрости - духовной и человеческой, но, прежде всего, в духе милосердия к тем, которые приходят не к нему, а к самому  Богу просить прощения и отпущения грехов.