1. Очищать, а не уничтожать

 

Моя религиозность формировалась на основе икон и такого учения, которое теперь оказалось ни чем иным, как пятым колесом в телеге. Например, «Бог справедлив: вознаграждает добро и карает зло». Мне очень трудно это воспринимать. Откуда вообще взялись такие формулировки, коль они ошибочны?

 

Религиозность, даже в тех случаях, если она традиционная и не очень совершенная, не должна трактоваться как пятое колесо у телеги. Скорее следует её воспринимать как крохотное горчичное зерно, которое в будущем может стать большим деревом веры. Необходимо оценивать должным образом собственную духовность и религиозность также и тогда, когда она нуждается в очищении и дозревании. Недостатки, обнаруженные при домашнем религиозном воспитании или в процессе изучения закона Божьего, свидетельствует о пробуждении более глубоких религиозных и духовных потребностей. Они могут стать отправной точкой перехода к дальнейшему духовному и религиозному развитию. Поэтому следовало бы, прежде всего, преодолеть в себе эту первую реакцию обиды и обвинения, которая рождается из обнаруженных недостатков прежней религиозной формации в семье, приходе или в процессе изучения закона Божьего.

Следует изменить своё отношение к рождающемуся чувству уныния и постараться понять, что родители, священники и воспитатели делились тем религиозным и духовным опытом, которым сами располагали.  Вероятнее всего они в своё время воспитывались в таких религиозных и общественных условиях, в результате которых и их набожность имела свои ограничения и нередко бывала в какой-то мере незрелой. Несмотря на это, она была истинной, даже если не была совершенной - подобно тому, как вера ребёнка правдива, хотя и незрелая. Благодать веры всегда оказывается сильнее недостатков в религиозном и моральном воспитании. Жажда более глубокой и более осознанной духовной жизни свидетельствует о том, что Бог пробирается сквозь недостатки человеческого воспитания и другие человеческие ограничения.

Святой Дух ведёт не только отдельные личности, но также и всю Церковь. Ещё перед Вторым Ватиканским Собором, когда строго подчёркивалась необходимость соблюдения всех элементов права и внешней моральной и литургической безукоризненности, внутри Церковной общины, снизу, родилось два сильных течения набожности: Культ Святейшего Сердца Иисуса и Богослужение к Божьему Милосердию. Они напомнили «всем» верующим, в том числе и церковной иерархии, что центром христианского посвящения не является право (в том числе и Право Каноническое), а безграничная Любовь Бога, которая объявилась в Иисусе, распятом на кресте. Эти два течения набожности являются также видимым знаком верности Святого Духа Церкви, которыми Он постоянно напоминает о сущности Евангелии. Право - это лишь толкование Любви. Оно также необходимо с точки зрения соблюдения порядка и гармонии в Церкви, которые вызываются любовью.

В наши дни, так же как и в прошлом, опыт веры также  бывает хрупким. Однако угрожает нам новая опасность: одностороннее подчёркивание личного опыта Любви Бога, при одновременном вычёркивании из памяти требований, связанных с Божьими и Церковными заповедями. Переоценка субъективного религиозного опыта нередко приводит к упущению объективного догматического и морального порядка. Во времена этического и морального релятивизма Святой Дух напоминает нам, что опыт любви Бога должен выражаться в верности Божьим и Церковным заповедям. “Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди” - учит нас Иисус (Ин 14, 15).

Утверждение Катехизиса Тридентского Собора о том, что “Бог справедлив: вознаграждает добро и карает зло”, не является, по крайней мере, ошибочным. Оно правдивое, хотя не охватывает всей правды о Боге. Каждое предложение Священного Писания или Катехизиса следует трактовать в контексте всего творения. А поэтому смысл приведенного в вопросе предложения следует воспринимать в контексте всего Катехизиса Тридентского Собора, в котором речь идёт также и о Любви Бога к человеку.

Вопрос передаёт определённое состояние эмоционального напряжения. Поэтому здесь крайне необходима осторожность в принятии каких-либо решений. В таких ситуациях необходимо дать себе время, чтобы остудить свои эмоции. Решения, принятые под влиянием эмоций, могут оказаться вредными для духовной жизни. Необдуманный радикализм обычно бывает деструктивным.

В нашем опыте веры ничего нельзя уничтожать, отбрасывать, удалять. Скорее речь может идти о том, чтобы весь наш духовный и религиозный опыт углублять, очищать, развивать, укреплять. Резкие реформы собственной духовной жизни, при которых мы легко и быстро отбрасываем все старые набожные практики (которые нередко были проверены веками), а слишком быстро и бездумно принимаем новое и непроверенное, может иметь фатальные последствия для религиозного развития. Такой способ наших действий может лишь углубить внутреннюю пустоту и растерянность. Если нам хочется отбросить какие-то религиозные формы, мы должны быть уверены, что открыли новые, более глубокие и более соответствующие нашей духовной ситуации. Некоторые практики мы не должны или даже не можем отбросить, если хотим быть верными Иисусу и Церкви. Опыт веры не углубляется путём разрушения, а через постоянное очищение и созидание.

Видение собственного религиозного и духовного несовершенства - это дар, благодать. Этот критический подход следует рассматривать, как приглашение Господа Бога в более полное вхождение в жизнь веры. За незрелость веры не следует обвинять лишь кого-то. Она может быть вызвана также нашими слабыми духовными усилиями в прошлом.

“Мне очень трудно это воспринимать”. Это реальное ощущение. Ибо труднее всего менять не столько религиозные понятия, вынесенные из прошлого, сколько собственное сердце и способы своего мышления и деятельности. Духовные и религиозные перемены происходят в человеке с большим трудом и нередко требуют огромных усилий и жертв. Поэтому чувство беспомощности перед собственной религиозной незрелостью является признаком того, что дело коснулось самой сути.

Никто из нас не создаёт сам себе духовной жизни. Духовную жизнь все мы получаем. Ибо это жизнь Святого Духа. Поэтому, не впадая в уныние, следует просить Бога о том, чтобы Он очищал того переживаемого нами духа, который уже в нас имеется. Излишняя склонность к критике, обиды на других, брюзжание - эти и другие подобные им чувства необходимо воспринимать как большие искушения. Желание задержаться на  том, что в нас и других негативное, не может исходить от духа доброго. Мы не сумеем развивать свою духовную жизнь в атмосфере уныния и бунта.

Видя нашу собственную слабость и грешность, а также всё несовершенство тех, кто вёл нас к Богу, необходимо, однако, благодарить Господа за то, что, несмотря на все человеческие недостатки, они привели нас к Богу. Прекрасный пример такой позиции даёт нам святой Августин в «Исповеди»: “Как же велик Ты, Господи! (…) Тебя жаждет прославлять человек - частица того, что Ты создал. Он влачит свою смертельную долю - свидетельство греха. (…) И всё же жаждет Тебя прославлять та частичка вселенной, которую Ты создал”.