16. Лень и сопротивление молитве

 

Когда я начинаю молиться, иногда мною овладевает какая-то странная лень, какое-то сопротивление молитве. В таких состояниях я молюсь с большим трудом.

 

Подобно тому, как могут быть самые разные источники нашей рассеянности на молитве, точно так же бывают различные причины лени на молитве и сопротивления ей. Если мы испытываем леность на молитве на протяжении длительного времени, тогда необходимо искать истинные её причины. Мы не сможем преодолеть сопротивления молитве без обнаружения его истинных источников.

Подчеркнём, прежде всего, тот факт, что молитва - это духовная функция. Если человек во время молитвы будет погружён в неупорядоченные привязанности и чувственные стремления, тогда его духовные желания будут пребывать в оппозиции к жизненной неупорядоченности. И эта оппозиция проявляется в борьбе духа против тела. Святой Павел утверждает, что „плотские помышления суть вражда против Бога; ибо закону Божию не покоряются, да и не могут” (Рим 8,7). А поэтому дабы в этой ситуации преодолеть сопротивление молитве, необходимо, прежде всего, преодолеть грешные привязанности и страсти. Истинная жизнь молитвы требует от нас упорной борьбы с каждым моральным отклонением.

Однако не всегда наше чувство лени или сопротивления молитве связано с нашей позицией. Это состояние может быть связано с переживанием духовной безутешности, которое Бог послал нам. Таким образом Бог “хочет испытать нас, чего мы стоим и насколько продвигаемся во служении Ему и в Его восхвалении, не получая столь внушительного вознаграждения, приносимого обильными утешениями и возросшей благодатью” (Ду 322). Чувство нежелания и сопротивления молитве позволяет нам также познать, что „не в наших силах обрести или удержать ни возросшее благоговение, ни горячую любовь, ни слёзы, ни какое-либо иное духовное утешение, но всё это - дар и милость Господа Бога нашего; и чтобы мы не свивали себе гнездо в чужом месте и не заносились в гордыне или тщеславии, приписывая себе благоговение или иные свойства духовного утешения” (Ду 322). Святой Игнатий обращает наше внимание на то чувство сопротивления молитве, которое не зависит от нас и может послужить нам для углубления нашей благодарности Богу и полнейшего смирения перед Ним.

Следует также обратить внимание на то, что мы не должны смешивать саму сущность молитвы с теми чувствами, которые сопровождают нашу молитву. Может случаться так, что наша молитва эмоционально может быть сухой и пустой, но в то же время очень плодотворной. Чувство бесплодности молитвы не должно означать отсутствия настоящих её плодов. С одной стороны, не следует пренебрегать чувствами, сопровождающими молитву; с другой же стороны, не нужно переоценивать их значения. Чувства могут нас подводить, поэтому, размышляя над нашей молитвой, необходимо осознавать присутствие на ней собственных чувств и сохранять большую внутреннюю свободу в их оценке. Чувства не являются сущностью молитвы, хотя это важный её элемент. Сущность молитвы состоит в переживании присутствия Бога, а также в полном вверении Ему нашей жизни. В конечном итоге, является ли наша молитва плодотворной, проверяется нашей повседневной жизнью, особенно нашими взаимоотношениями с окружающими.

Необходимо также помнить, что молитва нередко требует от человека внутренней борьбы. Ибо на её пути после начального периода восхищения и взлётов часто возникают трудности, для преодоления которых требуются большие внутренние усилия. Их возникновение связано с тем, что постепенно проявляется не только величие наших духовных стремлений и желаний, но также и глубина нашего погружения в слабости, падения и грехи. Жертвование себя Богу через молитву всегда будет сопряжено с выступлением „против собственной чувственности и плотской любви к себе и к миру” (Ду 97).