17. Являюсь ли я предателем?

 

Как понимать слова Иисуса: претерпевший же до конца, спасется (Мф 10,22)? Может ли это означать, что надо быть в монашестве или в духовной семинарии, несмотря ни на что? Люди, которые решают бросить семинарию или монастырь во время начальной духовной формации, часто относятся к себе, как к предателю… Правильно ли это? Чувствую, что не выдержу радикализма монашеской жизни, но не хочу жить во лжи.

 

Такие оценки чаще всего очень обидные. Каждый имеет право ошибаться, даже в таком важном деле, каким является жизненное призвание. Суровые и несправедливые оценки, относительно людей отказавшихся от монашества или ушедших из семинарии во время начальной формации могут быть формой несправедливого давления среды, перед которым надо иногда защищаться. Перед окончательным принятием таинства священства, принятием монашеских обетов,  вступлением в брак супругов каждый имеет право – иногда даже обязательство – отказаться от этого пути, если имеет на это уважительные причины. Эти причины не должен объяснять всем. Семья, друзья, знакомые должны уважать это решение. Никого нельзя заставить стать священником, монахом или супругом. Такие действия, выполненные под давлением, Церковь считает неправомочными. После определенного церковного судебного процесса их неправомочность может быть подтверждена официально.

В период испытания человек имеет право уйти из семинарии, отказаться от монашества и перестать быть обрученным. Однако такие решения должны принимать очень обдуманно и честно, как относительно Бога и собственной совести, так и относительно людей, которые призваны  помочь нам их распознать. Важных жизненных решений не стоит принимать по собственному усмотрению, под влиянием минутных сомнений или разочарований. Распознавая ситуацию, нужно с одной стороны испытывать свою совесть и спрашивать Бога, к чему Он нас призывает, с другой же – искренне разговаривать с компетентными людьми: настоятелями, исповедниками, духовными наставниками. Отмена решения, принятого несколько лет назад, требует очень честного распознания и постановки себе нескольких основных вопросов: Почему хочу отменить это решение? С самого ли начала честно и искренне распознавал свое призвание? Какие доводы заставляют меня отменить принятое раньше решение? Уверен ли я, что это решение было ошибкой? Не растратил ли я своего призвания через отсутствие увлеченности духовной жизнью и искреннего диалога с духовным руководителем и настоятелями?

Это только часть вопросов, на которые нужно себе очень искренне ответить, чтобы честно распознать свое призвание. Искреннее участие в духовных делах и в распознании призвания является важным условием принятия правильного решения. Не стоит спешить с принятием решения бросить семинарию или монастырь. Ответ на вопрос как поступить в такой ситуации иногда требует длительного распознания. Чтобы принять правильное решение в таком серьезном деле, нужно услышать голос своей совести через духовное руководство или длительные реколекции.

В случае, описанном в вопросе, необходимо в первую очередь распознание, является ли это действительно отсутствие евангельского радикализма, или может, скорее отсутствие желания быть священником или монахом. Отсутствие такого желания длительное время, несмотря на искренние молитвы и участие в духовной жизни, может быть знаком отсутствия призвания. Призвание к священству или монашеству появляются, между прочим, в исходящем от Святого Духа глубоком стремлении реализации именно этой дороги жизни.

Наше размышление касается периода начальной духовной формации, который одновременно является периодом испытания, как для кандидата, так и для семинарии и монастыря, которые его условно принимают. Никому во время вступления не дают обещания, что наверняка станет священником или монахом. Обе стороны распознают и готовятся к принятию решения.

По-другому надо истолковать ситуацию, когда уже были приняты вечные обеты или принято таинство священства. Желание отказаться от священства или монашества, надо трактовать скорее, как искушение ухода. Эмоциональные и духовные проблемы, которые не были окончательно решены во время начальной духовной формации, могут проявиться потом в жизни священника или монаха. Желание глубокого внутреннего обращения, изменения, искренность в духовном руководстве, терпение, открытый диалог с настоятелями – вот основная дорога для решения существующих трудностей и рассеяния сомнений.