2. Сло­во Бо­жие «Све­тиль­ник но­ге мо­ей»  

 

Биб­лия - это со­б­ра­ние книг, на­пи­сан­ных в те­че­ние бо­лее чем 1000 лет: при­бли­зи­тель­но за пе­ри­од от 1000 г. до Р.Х. до 100 г. по­сле Р.Х. Мно­гие кни­ги ано­ним­ны, ав­то­ры дру­гих книг из­вест­ны. Биб­лия вклю­ча­ет в се­бя 73 кни­ги: 46 книг Вет­хо­го За­ве­та и 27 книг - Но­во­го За­ве­та. Кни­ги Вет­хо­го За­ве­та по­ве­ст­ву­ет об ис­то­рии спа­се­ния, на­чи­ная с со­тво­ре­ния ми­ра и кон­чая со­бы­тия­ми, не­по­сред­ст­вен­но пред­ше­ст­во­вав­ши­ми ро­ж­де­нию Хри­ста. В Но­вом За­ве­те рас­ска­зы­ва­ет­ся об ис­то­рии спа­се­ния от Хри­ста до кон­ца вре­мен. В Биб­лии не толь­ко рас­крыт за­мы­сел спа­се­ния, осу­ще­ст­в­лен­ный Бо­гом в ис­то­рии, но и пред­став­лен Сам Тво­рец это­го за­мыс­ла. Биб­лия по­ка­зы­ва­ет нам ли­цо Бо­жие. Биб­лия - это свет, ко­то­рый ука­зы­ва­ет нам путь к ра­до­сти и ис­ти­не. «Сло­во Твое све­тиль­ник но­ге мо­ей и свет сте­зе мо­ей» (Пс 119, 105). Сло­во Бо­жие тре­бу­ет раз­мыш­ле­ния, оно во­про­ша­ет и по­бу­ж­да­ет че­ло­ве­ка оп­ре­де­лить­ся. В от­но­ше­нии Сло­ва мож­но за­нять лишь две по­зи­ции: ли­бо его при­нять, ли­бо от не­го от­ка­зать­ся. Про­ме­жу­точ­ной по­зи­ции здесь быть не мо­жет. Сло­во тре­бу­ет оп­ре­де­лен­но­сти. Лю­бой ком­про­мисс рав­но­зна­чен от­ка­зу. «Знаю твои де­ла; ты ни хо­ло­ден, ни го­ряч; о, ес­ли бы ты был хо­ло­ден или го­ряч! Но, как ты тепл, а не го­ряч и не хо­ло­ден, то из­верг­ну те­бя из уст Мо­их» (Откр 3, 15-16). Че­ло­ве­ку пе­ред ли­цом Сло­ва от­кры­ва­ют­ся два пу­ти: путь пра­вед­но­го и путь не­чес­ти­во­го. «Но в за­ко­не Гос­по­да во­ля его, и в за­ко­не Его раз­мыш­ля­ет он день и ночь! И бу­дет он как де­ре­во, по­са­жен­ное при по­то­ках вод, ко­то­рое при­но­сит плод свой во вре­мя свое, и лист ко­то­ро­го не вя­нет; и во всем, что он ни де­ла­ет, ус­пе­ет. Не так - не­чес­ти­вые, не так; но они - как прах, воз­ме­тае­мый вет­ром с ли­ца зем­ли. По­то­му не ус­то­ят не­чес­ти­вые на су­де, и греш­ни­ки - в со­б­ра­нии пра­вед­ных. Ибо зна­ет Гос­подь путь пра­вед­ных, а путь не­чес­ти­вых по­гиб­нет» (Пс 1, 2-6).  

 

Спа­се­ние пра­вед­но­го 

 

Пра­вед­ный спа­са­ет­ся, по­сколь­ку он не­зыб­ле­мо и со­вер­шен­но оп­ре­де­лен­но ве­ру­ет, что Бог Ав­раа­ма, Исаа­ка и Иа­ко­ва дей­ст­ву­ет и го­во­рит дея­ния­ми и ус­та­ми про­ро­ков в ис­то­рии Из­раи­ля. Пра­вед­ник спа­са­ет­ся, по­сколь­ку он ве­ру­ет, что Бог яв­ля­ет Се­бя пол­но­стью и до кон­ца в жиз­ни, сло­ве, стра­да­нии и смер­ти Ии­су­са из На­за­ре­та. Это Ии­сус, Ко­то­ро­го Цер­ковь, с са­мо­го сво­его ос­но­ва­ния, рас­смат­ри­ва­ла как Мес­сию Божь­е­го (то есть Хри­ста), как Сло­во От­чее Во­пло­щен­ное, как Сы­на Бо­жия Еди­но­род­но­го. «Бог, мно­го­крат­но и мно­го­об­раз­но го­во­рив­ший из­древ­ле от­цам в про­ро­ках, в по­след­ние дни сии го­во­рил нам в Сы­не, Ко­то­ро­го по­ста­вил на­след­ни­ком все­го, чрез Ко­то­ро­го и ве­ки со­тво­рил» (Евр 1, 1-2). Для пра­вед­ни­ка, та­ким об­ра­зом, Ии­сус из На­за­ре­та есть вер­ный путь, ве­ду­щий к Бо­гу. В по­все­днев­ной жиз­ни че­ло­век ощу­ща­ет уда­лен­ность от Бо­га и по­сто­ян­но, всем сво­им су­ще­ст­вом, стре­мит­ся к Аб­со­лю­ту. Он на­пря­жен и раз­ры­ва­ет­ся ме­ж­ду сво­им замк­ну­тым, ог­ра­ни­чен­ным ми­ром и все­объ­ем­лю­щим, не имею­щим пре­де­лов. Че­ло­ве­ку не­об­хо­ди­мо по­нять, от­ку­да у не­го поя­ви­лась эта не­удов­ле­тво­рен­ная жа­ж­да бес­пре­дель­но­го. Он пы­та­ет­ся уто­лить свою тос­ку по Аб­со­лю­ту. Из­дав­на хо­чет взой­ти на не­бо. Хо­чет осу­ще­ст­вить свои стрем­ле­ния, при­ми­рить­ся с са­мим со­бой и с ок­ру­жаю­щей ре­аль­но­стью. Раз­рыв про­хо­дит не толь­ко в ду­ше, но и вы­хо­дит на­ру­жу, ка­са­ясь от­но­ше­ний че­ло­ве­ка с дру­ги­ми людь­ми, со всем со­тво­рен­ным ми­ром и, бо­лее все­го, с Бо­гом. Бо­же­ст­вен­ный Аб­со­лют вле­чет че­ло­ве­ка и по­сто­ян­но воз­вы­ша­ет его над ок­ру­жаю­щим ми­ром. Бог, не­вы­ра­зи­мый и не­ис­чер­пае­мый, все же ос­та­ет­ся вер­ши­ной че­ло­ве­че­ских меч­та­ний. 

Че­ло­век ста­вит се­бе чет­кую цель - пре­одо­ле­ние внут­рен­не­го и внеш­не­го на­пря­же­ния. Он по­ла­га­ет се­бя спа­сен­ным, ес­ли его серд­це, его ра­зум и все его су­ще­ст­во уко­ре­ня­ют­ся в Бо­же­ст­вен­ном Аб­со­лю­те. Мир и по­кой, чае­мые пусть да­же и за гро­бом, при­да­ют зна­чи­мость все­му че­ло­ве­че­ско­му су­ще­ст­во­ва­нию. Спа­се­ние - это об­ре­те­ние уве­рен­но­сти в смыс­ле этой жиз­ни - жиз­ни на раз­рыв, жиз­ни со стра­да­ни­ем, оди­но­че­ст­вом, пе­ча­лью, смер­тью. Спа­се­ние - это твер­дая на­де­ж­да на вхо­ж­де­ние в Бо­же­ст­вен­ный Аб­со­лют, на при­об­ще­ние к са­мой Бо­же­ст­вен­ной жиз­ни. 

 

Си­ла спа­се­ния 

 

Хри­стиа­нин не мо­жет спа­стись свои­ми соб­ст­вен­ны­ми си­ла­ми. Че­ло­век не спо­со­бен най­ти в са­мом се­бе ре­зо­ны сво­его су­ще­ст­во­ва­ния, сво­его стра­да­ния, сво­ей смер­ти. Для хри­стиа­ни­на спа­се­ние «при­хо­дит свы­ше», это си­ла, ко­то­рая втор­га­ет­ся в ис­то­рию. «О, ес­ли бы Ты рас­торг не­бе­са и со­шел!» (Ис 64, 1). Бог Сам кон­крет­но вме­ши­ва­ет­ся в че­ло­ве­че­скую жизнь по­сред­ст­вом Сво­его Сло­ва, и это Сло­во, в то же са­мое вре­мя, есть и Со­бы­тие. Сло­во все­гда по­ро­ж­да­ет со­бы­тия, а со­бы­тия Бо­жии все­гда крас­но­ре­чи­вы и не­сут в се­бе ка­кое-ли­бо по­сла­ние. Дей­ст­вен­ные про­яв­ле­ния во­ли Бо­га осу­ще­ст­в­ля­ют план спа­се­ния, при том ус­ло­вии, что че­ло­век при­ни­ма­ет их как без­воз­мезд­ный дар Бо­жий. Че­ло­век со­труд­ни­ча­ет с Бо­гом ра­ди соб­ст­вен­но­го спа­се­ния. «Мы же, как спо­спеш­ни­ки, умо­ля­ем вас, что­бы бла­го­дать Бо­жия не тщет­но бы­ла при­ня­та ва­ми. Ибо ска­за­но: «во вре­мя бла­го­при­ят­ное Я ус­лы­шал те­бя и в день спа­се­ния по­мог те­бе». Вот, те­перь вре­мя бла­го­при­ят­ное, вот, те­перь день спа­се­ния» (2 Кор 6, 1-2). Биб­лия - это рас­сказ о дей­ст­вен­ном уча­стии (сло­ва­ми и де­ла­ми) Бо­га в ис­то­рии, на­прав­лен­ном на то, что­бы при­вес­ти че­ло­ве­ка ко встре­че с Все­выш­ним. Эта встре­ча, еще не пол­ная в пре­хо­дя­щей жиз­ни (здесь и сей­час), ста­но­вит­ся окон­ча­тель­ной «в жиз­ни бу­ду­ще­го ве­ка» (в жиз­ни веч­ной). Как пи­сал по это­му по­во­ду апо­стол Па­вел, мы «зна­ем, что, во­дво­ря­ясь в те­ле, мы уст­ра­не­ны от Гос­по­да, - ибо мы хо­дим ве­рою, а не в(c)де­ни­ем... и же­ла­ем луч­ше вый­ти из те­ла и во­дво­рить­ся у Гос­по­да» (2 Кор 5, 6-8). Яв­ным об­ра­зом дей­ст­вуя в ис­то­рии, Бог от­кры­ва­ет че­ло­ве­ку Свою соб­ст­вен­ную при­ро­ду. Явив­шись Мои­сею на го­ре Си­най, в Не­опа­ли­мой ку­пи­не, Бог го­во­рит о Се­бе так: «Я есмь Тот, Кто пре­бу­дет». Ины­ми сло­ва­ми: «По­знае­те, Кто Я есмь, по де­лам, ко­то­рые Я со­вер­шу». Из­ра­иль, в от­ли­чие от дру­гих древ­них на­ро­дов, по­зна­вал Бо­га не­пре­стан­но, на про­тя­же­нии всей сво­ей ис­то­рии. Храм Бо­жий - это вре­мя. Ис­то­рия Из­раи­ля - это ис­то­рия спа­се­ния и, од­но­вре­мен­но, это ис­то­рия Бо­га. Бог рас­ска­зы­ва­ет о Се­бе в за­мыс­ле спа­се­ния. Это не че­ло­век ищет Бо­га - Бог ус­лы­шал моль­бу че­ло­ве­ка и уст­ре­мил­ся ему на­встре­чу, уст­ре­мил­ся по соб­ст­вен­ной во­ле. Биб­лия по­ве­ст­ву­ет об опы­те, при­об­ре­тен­ном людь­ми в об­ще­нии с Бо­гом Из­раи­ля. По­ве­ст­во­ва­ние не за­вер­ше­но, по­сколь­ку Бог про­дол­жа­ет дей­ст­вен­но уча­ст­во­вать в ис­то­рии, и так бу­дет до скон­ча­ния вре­мен. Бог бу­дет от­кры­вать Свое ли­цо ка­ж­до­му че­ло­ве­ку, ко­то­рый ищет Его ис­крен­не и с от­кры­тым серд­цем. Та­ким об­ра­зом, че­ло­век еще не за­кон­чил по­сти­же­ние об­ли­ка Бо­га. Ис­то­рия спа­се­ния на­ча­лась, но еще не за­вер­ши­лась. Центр до­мо­строи­тель­ст­ва спа­се­ния - это Хри­стос. Вет­хий За­вет от­но­сит­ся к эпо­хе ожи­да­ния, Но­вый За­вет - к эпо­хе «уже» и «еще не». 

 

Яв­ле­ние Бо­га в ис­то­рии  

 

Бог не толь­ко на­прав­ля­ет ход ис­то­рии из­вне: Он вклю­ча­ет­ся в нее не­по­сред­ст­вен­но, хо­тя и про­дол­жа­ет со­хра­нять Свою соб­ст­вен­ную транс­цен­дент­ность. Ис­то­рия - это ме­сто Бо­го­яв­ле­ния, это един­ст­вен­ное ме­сто, где че­ло­век мо­жет встре­тить Бо­га. Са­мо тво­ре­ние - это лишь пер­вое со­бы­тие в ис­то­рии. Из­ра­иль, со­би­рая и за­пе­чат­ле­вая в пись­мен­ной фор­ме со­бы­тия, сви­де­тель­ст­вую­щие о вме­ша­тель­ст­ве Бо­га в ис­то­рию, тем са­мым про­сле­жи­вал в ве­ках лик Яг­ве. Ка­ж­дая кни­га Биб­лии - это но­вый фраг­мент, до­бав­ляю­щий­ся в мо­заи­ку ли­ка Бо­жия, это но­вый ма­зок ки­стью, про­яс­няю­щий лик Бо­жий на ико­не.  При­зва­ние пат­ри­ар­хов, ос­во­бо­ж­де­ние из еги­пет­ско­го пле­на, да­ро­ва­ние зем­ли Ха­на­ан­ской - вот три ос­но­во­по­ла­гаю­щих со­бы­тия Вет­хо­го За­ве­та, ко­то­рые бо­лее все­го по­мог­ли Из­раи­лю по­знать Яг­ве. Эти­ми дея­ния­ми Бог явил Се­бя как Тот, Кто за­клю­чил за­вет с че­ло­ве­ком (Бог За­ве­та); как Бог, Ко­то­рый хо­чет, что­бы че­ло­век был сво­бо­ден; как Бог, Ко­то­рый вы­пол­ня­ет Свои обе­ща­ния, да­руя че­ло­ве­ку зем­лю - сим­вол и за­лог ро­ди­ны ис­тин­ной, Ие­ру­са­ли­ма Не­бес­но­го, ро­ди­ны - Трои­цы. Бог от­кры­ва­ет Се­бя как Бог-с-на­ми. По­сред­ст­вом во­пло­ще­ния Сло­ва Бог ста­но­вит­ся глав­ным дей­ст­вую­щим ли­цом че­ло­ве­че­ской ис­то­рии. Сво­им доб­ро­воль­ным под­чи­не­ни­ем Ии­сус из На­за­ре­та дей­ст­ву­ет в уми­ло­стив­ле­ние От­ца, Су­дии на­ше­го, дей­ст­ву­ет от име­ни все­го гре­хов­но­го че­ло­ве­че­ст­ва (ср. 1 Ин 4, 10). Ии­сус по­бу­ж­да­ет лю­дей ид­ти к ко­неч­ной це­ли - к Зем­ле Обе­то­ван­ной, к Седь­мо­му дню тво­ре­ния. В этот день че­ло­век пе­ре­ста­нет тре­во­жить­ся и, на­ко­нец, об­ре­тет по­кой. В этот день че­ло­век, ос­во­бо­ж­ден­ный от гра­ниц гре­ха, вре­ме­ни и смер­ти, по­лу­чит ра­дость во всей ее пол­но­те. На­чи­ная с это­го дня че­ло­век бу­дет со­зер­цать Бо­га - со­зер­цать «ли­цом к ли­цу», и это бу­дет длить­ся веч­но. Бог же бу­дет со­зер­цать че­ло­ве­ка. Че­ло­ве­че­ская жизнь, та­ким об­ра­зом, это ис­ход, ис­ход: из ог­ра­ни­чен­но­сти в пол­но­ту. За­мы­сел Бо­жий рас­кры­ва­ет­ся и реа­ли­зу­ет­ся по­сте­пен­но, бла­го­да­ря на­ше­му со­уча­стию в его ис­пол­не­нии, а мы со­труд­ни­ча­ем сво­бод­но и ка­ж­дый в ме­ру соб­ст­вен­ных спо­соб­но­стей. В этом за­мыс­ле Бог яв­ля­ет Се­бя как пол­но­стью от­даю­щий Се­бя че­ло­ве­ку и жа­ж­ду­щий, что­бы че­ло­век пре­дал Ему вза­мен свое серд­це. Бог от­кры­ва­ет Се­бя как Лю­бовь (ср. 1 Ин 4, 16). Еди­ный Бог воз­лю­бил ка­ж­до­го че­ло­ве­ка, и от ка­ж­до­го Он ожи­да­ет люб­ви без­раз­дель­ной: «Ибо Гос­подь, Бог твой, есть огнь поя­даю­щий, Бог рев­ни­тель» (Втор 4, 24).  

 

Бог есть Лю­бовь 

 

Бог есть Лю­бовь, по­сколь­ку Его при­ро­да трие­ди­на. Бог - это се­мья, со­стоя­щая их трех Лиц, ме­ж­ду ко­то­ры­ми су­ще­ст­ву­ют связь люб­ви и пол­ная вза­им­ная са­мо­от­да­ча. Отец без­раз­дель­но от­да­ет Се­бя Сы­ну. Тот, Кто есть пол­но­та бы­тия, Тот, Кто есть Су­щий, все Свое пе­ре­да­ет Сы­ну. Он ра­ду­ет­ся Сы­ну и по­ро­ж­да­ет Его в люб­ви. Сын по­лу­ча­ет от От­ца все и, в Свою оче­редь, воз­вра­ща­ет это От­цу. Отец, из­на­чаль­ный ис­точ­ник Люб­ви, да­ру­ет и по­лу­ча­ет. Сын по­лу­ча­ет и да­ру­ет. И этот веч­ный об­мен в люб­ви по­сто­ян­но об­нов­ля­ет­ся; све­жий, как ды­ха­ние, он при­сут­ст­ву­ет в Ду­хе Свя­том, ис­хо­дя­щем от От­ца и Сы­на. Это Дух Люб­ви, ко­то­рую Отец ис­пы­ты­ва­ет к Сы­ну, а Сын - к От­цу. Три Бо­же­ст­вен­ных Ли­ца жи­вут друг для дру­га, Они суть - для. Они свя­за­ны ме­ж­ду Со­бой уза­ми люб­ви. Че­ло­век сра­зу по­сле сво­его со­тво­ре­ния стал со­уча­ст­во­вать в этой тро­ич­ной жиз­ни (жиз­ни транс­цен­дент­ной Трои­цы): «И со­тво­рил Бог че­ло­ве­ка по об­ра­зу Сво­ему, по об­ра­зу Бо­жию со­тво­рил его; муж­чи­ну и жен­щи­ну со­тво­рил их» (Быт 1, 27). Че­ло­век спо­со­бен к люб­ви в бра­ке, спо­со­бен лю­бить дру­гих, но, пре­ж­де все­го, он об­ла­да­ет спо­соб­но­стью лю­бить Бо­же­ст­вен­ную лич­ность - ос­но­ва­ние ка­ж­дой че­ло­ве­че­ской лич­но­сти. Грех эго­из­ма, са­мо­дос­та­точ­но­сти, от­каз от ка­ких бы то ни бы­ло от­но­ше­ний изо­ли­ру­ют че­ло­ве­ка от Бо­га, от дру­гих лю­дей, от­де­ля­ет че­ло­ве­ка от ми­ра и да­же от са­мо­го се­бя. Внут­рен­ний раз­дор, ко­то­рый ис­пы­ты­ва­ет че­ло­век, есть горь­кий плод гре­ха, с са­мо­го на­ча­ла при­сут­ст­вую­ще­го в ис­то­рии че­ло­ве­че­ст­ва. Узы люб­ви, свя­зы­ваю­щие че­ло­ве­ка с Бо­гом, вос­ста­нав­ли­ва­ют­ся по­сред­ст­вом Ис­ку­п­ле­ния. Бла­го­да­ря Хри­сту че­ло­век об­ре­та­ет воз­мож­ность с лю­бо­вью от­но­сить­ся к са­мо­му се­бе, к дру­гим лю­дям, к Бо­гу. На­до толь­ко, что­бы че­ло­век это­го воз­же­лал. На­до толь­ко, что­бы че­ло­век по­зво­лил Бо­гу лю­бить се­бя, что­бы он воз­лю­бил ближ­не­го той же са­мой лю­бо­вью, ка­кую он по­лу­ча­ет от Бо­га. Ка­ж­дый че­ло­век при­зван, в ме­ру сво­их спо­соб­но­стей, ощу­тить трие­ди­ную лю­бовь Бо­жию, что­бы об­рес­ти спо­соб­ность воз­лю­бить сво­их брать­ев. Ка­ж­дый че­ло­век при­зван быть: жить-для, быть-для Бо­га и быть-для брать­ев. Ка­ж­дый че­ло­век при­зван яв­лять че­рез свою соб­ст­вен­ную жизнь и в сво­ей соб­ст­вен­ной жиз­ни об­раз Трои­цы. 

 

Ли­цо мое­го Бо­га  

 

Биб­лия по­ве­ст­ву­ет о встре­чах Бо­га с раз­ны­ми людь­ми. Бог встре­ча­ет Ав­раа­ма, Исаа­ка, Иа­ко­ва, Са­муи­ла, Да­ви­да, про­ро­ков, весь на­род Из­раи­ля. В Но­вом За­ве­те Ии­сус встре­ча­ет апо­сто­лов, яв­ля­ет­ся Пав­лу. Ии­сус го­во­рит об От­це. Но ка­ко­во же под­лин­ное ли­цо Бо­га? Кто есть Бог? Тот, Кто за­клю­чил за­вет с Ав­раа­мом? Тот, Кто бо­рол­ся с Иа­ко­вом? Тот, Кто ли­цом к ли­цу го­во­рил с Мои­се­ем? От­кры­ва­ет ли нам Хри­стос под­лин­ное ли­цо Бо­га? Кто Бог Ии­су­са? Тот, о Ко­то­ром по­ве­ст­ву­ет нам Еван­ге­лие от Мат­фея, или Тот, о Ко­то­ром рас­ска­зы­ва­ет нам Еван­ге­лие от Ио­ан­на? Или же По­сла­ния апо­сто­ла Пав­ла? В дей­ст­ви­тель­но­сти же Бог есть Бог Ав­раа­ма, Исаа­ка, Иа­ко­ва, Мои­сея, Са­муи­ла, Да­ви­да, Исайи, Ие­ре­мии, Ио­ан­на, Пав­ла. И все эти Бо­же­ст­вен­ные ли­ки под­лин­ны, по­сколь­ку ка­ж­дое из дей­ст­вую­щих лиц Биб­лии име­ет лич­ный опыт об­ще­ния с Бо­гом. Бог есть Лю­бовь, и Он яв­ля­ет Се­бя ка­ж­до­му че­ло­ве­ку в от­дель­но­сти, ка­ж­дый раз по но­во­му. И так про­ис­хо­дит все­гда. Лю­бовь тре­бу­ет встреч сво­бод­ных и ис­клю­чи­тель­ных. Бо­же­ст­вен­ное Я, пред­стаю­щее пе­ред че­ло­ве­че­ским я, все­гда един­ст­вен­но и не­по­вто­ри­мо. Биб­лия от­кры­ва­ет мне це­лую че­ре­ду Бо­же­ст­вен­ных ли­ков, и это долж­но спо­соб­ст­во­вать мо­ей лич­ной встре­че с мо­им Бо­гом. Ведь Бог хо­чет от­крыть Свое ли­цо и мне - че­ло­ве­ку, во­вле­чен­но­му в ис­то­рию спа­се­ния. Бог лю­бит лич­но ме­ня, ду­ма­ет обо мне; Он со­тво­рил ме­ня, по­сколь­ку хо­тел встре­тить­ся имен­но со мной, встре­тить­ся один на один. Ка­ж­дый че­ло­век при­зван столк­нуть­ся с Бо­гом ли­цом к ли­цу. Бо­же­ст­вен­ное Я хо­чет ус­та­но­вить со­кро­вен­ные от­но­ше­ния с мо­им я. Бог же­ла­ет, что­бы я от­дал Ему свое серд­це. Ка­ж­дый че­ло­век - это всё для Бо­га. Биб­лия пред­ла­га­ет мне Бо­га Ав­раа­ма, Бо­га Исаа­ка и Бо­га Иа­ко­ва не для то­го, что­бы я нау­гад вы­брал из них То­го, Ко­то­рый стал бы и мо­им Бо­гом. Об­ра­зы Бо­га Ав­раа­ма, Исаа­ка и Иа­ко­ва сви­де­тель­ст­ву­ют для ме­ня, что Бог есть Лю­бовь, и, зна­чит, по­бу­ж­да­ют ме­ня на­чать по­ис­ки мое­го Бо­га и по­мо­га­ют мне от­крыть Его ли­цо. Бог-Лю­бовь хо­чет, что­бы я по­знал Его, Он хо­чет встре­тить­ся со мной: сей­час - по­сред­ст­вом Сво­его Сло­ва, а по­том - в Седь­мой день, «ли­цом к ли­цу» в жиз­ни веч­ной. Бо­же­ст­вен­ное чте­ние - это ле­ст­ни­ца, и вос­хо­ж­де­ние по ней долж­но при­вес­ти ме­ня к ли­цу мое­го Бо­га. Чте­ние по­зво­ля­ет мне со­при­кос­нуть­ся с Бо­гом Ав­раа­ма, Исаа­ка, Иа­ко­ва, Ио­ан­на и Пав­ла. Бла­го­да­ря раз­мыш­ле­нию я встре­ча­юсь с Бо­гом в мо­ей жиз­ни - ма­лень­ком эпи­зо­де ис­то­рии спа­се­ния. В мо­лит­ве я про­шу Бо­га при­вес­ти мою жизнь в со­от­вет­ст­вие с ис­то­ри­ей спа­се­ния: это глав­ный Бо­же­ст­вен­ный план, и план мо­ей соб­ст­вен­ной жиз­ни яв­ля­ет­ся лишь час­ти­цей это­го об­ще­го пла­на. В со­зер­ца­нии я об­ду­мы­ваю за­мы­сел Бо­жий ка­са­тель­но ме­ня - за­мы­сел люб­ви. И вот то­гда я вос­хо­жу к Ав­то­ру это­го за­мыс­ла, то есть к Бо­гу, Ко­то­рый есть Лю­бовь. В со­зер­ца­нии Бог яв­ля­ет мне Свое ли­цо: мое, че­ло­ве­че­ское я встре­ча­ет­ся с Я Бо­же­ст­вен­ным.