Символ, N04,1980 

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ

ЗАПАДНОГО МОНАШЕСТВА (Новые перспективы)

 

Эммануель фон СЕВЕРУС

 

1. Документы Второго Ватиканского Собора

 

Начало глубокому обновлению орденов и различных монашеских объединений, а также их изменению применительно к нуждам нашего времени положили два документа Второго Ватиканского Собора: обнародованная 21 ноября 1964 года Догматическая Конституция о Церкви - "Свет Народам" (главы 5-6) и обнародованный 28 октяб­ря 1965 года Декрет "Об обновлении монашеской жизни примени­тельно к современным условиям" - "Совершенная Любовь", дающий этому вопросу четкую трактовку.

Сравнивая оба эти документа со схемами, которые были разрабо­таны подготовительными комиссиями, и особенно вспоминая "бур­ную историю" написания глав 5 и 6 "Света Народам", легко выявить как новые элементы в этих текстах, так и их плодотворность для будущего. Впрочем не следует забывать, что соборные документы представляют собой — и это общий закон истории — завершение многолетней предшествующей Собору эволюции. И даже если считать, что тот комплекс богословских дисциплин, которые занимаются изучением различных состояний жизни христианина, находится еще в зародыше "и не принят повсеместно", все же главы 5 и 6 "Света Народам" ясно показывают, что "осовременивание" подвижнической жизни должно осмысливаться совокупно с "осовремениванием" Церкви, влекущим за собой, в свою очередь, обновление всех форм подвижнической жизни.

 

Предыстория соборных текстов

 

Уже со времен Второй мировой войны (а в некоторых областях церковной жизни, как, например, в литургической области, и еще раньше) необходимость обновления различных форм подвижнической жизни стала явной даже для монастырей. Сам Святой Престол пришел к выводу, что монашеским объединениям необходимо как глубокое размышление о своем месте в Церкви, так и обновление, затрагива­ющее самые основы их жизни, - ибо без этого монашеские объедине­ния не смогут ответить нуждам современности.

 

Съезд представителей общин монашествующих, прохо­дивший в 1950 году в Риме, уже протекал под знаком "осо­временивания". Ватиканская конгрегация, ведающая мона­шескими делами, в декрете от 6 марта 1956 года разъяснила суть "осовременивания"; свое мнение по этому вопросу вы­сказал также и Пий XII.

 

2. Обновление монастырской жизни

 

До Второго Ватиканского Собора

 

В девятнадцатом веке началось возрождение монастырей, кото­рые распространились повсеместно, вплоть до Америки. В этих монас­тырях наблюдалась определенная эволюция, особенно затронувшая юридическое положение и быт простых монахов. Эта эволюция нашла свое окончательное завершение в главе 15 декрета "Совершенная Любовь", где было дано указание "обеспечить простым монахам более полное участие в жизни и деятельности общины".

 

В объединении бенедиктинских монастырей с центром в местечке Солем простые монахи-послушники носили серые одеяния, а их повседневное молитвословие состояло из мно­гократного повторения "Отче наш...", равного по количеству числу псалмов, которые пелись иеромонахами. Дон Геранже как-то сказал Мауру Волтеру, что добросовестный простой монах — "редкость". Между тем, Маур Вол тер, основатель монастыря в Бероне, особенно настаивавший на семейном ха­рактере монастырской жизни, не только дал простым мона­хам черные одежды, но — конечно, сохраняя формальное юридическое различие между ними и иеромонахами — также в полной мере приобщил их к монастырской семье. И этот статут, данный простым монахам-послушникам, послужил источником внутренней силы для объединений Берона и Санкт-Отилиена - в отличие от других бенедиктинских объ­единений, в 1893 году вошедших вместе с ними в Конфедера­цию бенедиктинцев.

 

По двум вышеупомянутым объединениям, как и по многим дру­гим, можно проследить эволюцию, результатом которой явились указания главы 15 декрета "Совершенная Любовь".

Еще во время Второй мировой войны в некоторых местах (мо­настырь Мария Лаах, монастырское объединение Санкт-Отилиен) обыкновенное молитвословие простых монахов-послушников было заменено часовым молитвенным последованием, которое по своей структуре и выбору текстов очень напоминало уставное молитвосло­вие иеромонахов. Нечто подобное происходило и в других облас­тях — например, в том, что касалось одеяний простых монахов и юри­дических обетов, ими приносимых. В 1948 году в Бероне начался процесс, имевший целью постепенное уравнивание в правах простых монахов и иеромонахов. Он завершился в 1958 году, когда была устранена всякая разница в одежде и Церковь торжественно приняла последние монашеские обеты, данные большинством простых монахов-послушников.

Согласно главе 15 декрета "Совершенная Любовь", за простыми монахами-послушниками должны быть признаны такие же права и обязанности, как и за другими членами монашеских общин (кроме тех прав и обязанностей, "которые вытекают из рукоположения в тот или иной священный сан"). Изменения в этом направлении произошли повсеместно и без особых затруднений, хотя настоятелям разных монашеских объединений и пришлось предоставить отсрочки монастырям, которые этого испрашивали.

 

После декрета "Совершенная Любовь"

 

После обнародования декрета "Совершенная Любовь" внутри каждой монашеской общины начались поиски тех черт, которые отли­чают ее от других.

Декрет "Совершенная Любовь" был дополнен другими докумен­тами. К этим богатым по содержанию документам прибавились отве­ты и толкования, данные Ватиканской конгрегацией, ведающей мона­шескими делами; эти ответы и толкования оказались столь многочис­ленными, что даже возникла некоторая неуверенность относительно того, как следует претворять в жизнь декрет "Совершенная Любовь". И дело тут было не в неясностях текста, а именно в стремлении Кон­грегации в каждом конкретном случае дать такой ответ, который учитывал бы как изначальную идею монашества, так и эволюцию монашеской жизни.

Кроме того, Конгрегация должна была, в соответствии с конкрет­ными условиями той или иной страны, выработать общие директивы, на которые смогли бы опереться в своей работе съезды настоятелей монастырей; Конгрегации также необходимо было уточнить характер отношений между съездами настоятелей монастырей и съездами епископов.

Декрет "Совершенная Любовь" претворялся в жизнь различными способами: например, были созданы специализированные комиссии, в состав которых входили или наставники вновь поступивших в мо­настырь или руководители учебных занятий монахов (учебные заня­тия монахов продолжаются вплоть до принятия Церковью принесен­ных ими обетов — Прим. ред.).

 

В Германии на Синоде Епархий (Вюрцбург, 1975) предпи­сания декрета "Совершенная Любовь" были истолкованы применительно к местным условиям (директива пятая Сино­да — "О монашеских общинах"); благодаря этому предписа­ния декрета "Совершенная Любовь" были здесь воплощены в жизнь. То же самое происходило и в других странах. Мона­шествующим необходимо сотрудничать с поместными Церк­вами, ибо только так они — монашествующие — могут быть причастными ко всей жизни Церкви и ее усилиям по обновле­нию.

 

Характерные черты обновления на современном этапе

 

По отчетам монастырских собраний, посвященных реформе, проводимой внутри монашеских объединений, и по уже одобренным Святым Престолом монашеским уставам можно установить некото­рые характерные черты, присущие современным монашеским общи­нам (они частично соответствуют отличительным чертам общин, недавно возникших в Реформатских Церквах). Вот эти черты.

1. Настойчиво утверждается, что монашеская община есть прежде всего община церковная (об этом ясно говорится в "Свет Народам" 44 и "Совершенная Любовь" 2 и 6, но вообще идея церковности монашеских общин опирается на богатую традицию, которая восхо­дит к Новому Завету).

Принадлежность к Церкви никак не исключает особой харизмы (благодати), присущей монашескому призванию. И действительно, если подумать, то ведь чаще всего монашеское призвание связывают с тем аспектом Павлова учения о Церкви, который весь сосредоточен на стяжании Духа Святого. Этот аспект Павловой экклезиологии служит ценнейшим дополнением к той форме общинной жизни, которую проводила уже первая христианская община в Иерусалиме.

2. Отчетливое различение между формально-юридическим и ду­ховным — необходимое следствие Павлова учения о Церкви.

В силу такого различения, юридические или просто какие-то церковноназидательные предписания, характерные для той или иной эпохи, были устранены или заменены другими, основанными на Священном Писании. Иногда эти новые предписания объединялись в одно целое, представляя собой нечто вроде "Духовного руковод­ства".

Что же касается древних монастырских Уставов, то благодаря обновившемуся интересу к Библии выяснилось, что они своими кор­нями уходят в Евангелие: именно "новое прочтение" древних монас­тырских Уставов в свете Евангелия даст монастырям не только реальную возможность сохраниться, но и обеспечит им плодотворное будущее.

3. Только благодаря глубокому осознанию своей церковности монастырские общины смогут понять, что монастырь — это место духовного окормления людей. Такое монастырское самосознание ясно проявилось особенно в годы, последовавшие за Собором.

 

В свете всего сказанного видно, что Устав святого Бене­дикта — еще и сегодня лежащий в основе жизни западного монашества - глубочайшими своими корнями уходит в Еван­гелие — Первый Устав.

Эта укорененность является тем мерилом, с помощью которого можно в Уставе святого Бенедикта отделить основ­ное и незаменимое от преходящего. К преходящему относит­ся, например, распорядок богослужения, епитимийные пра­вила и тому подобное.

Почти во всех монашеских объединениях ведутся поиски, цель которых — обновление повседневного богослужения.

 

4. Переживание церковности часто влечет за собой и раскрытие монастырей по отношению к миру. Это необходимо, чтобы монахи, согласно пожеланию Второго Ватиканского Собора, могли участво­вать в жизни всей Церкви, по-настоящему узнать условия жизни христиан в миру.

Благодаря раскрытию монастыря навстречу миру христиане, живущие в миру, в свою очередь, смогут понять, что монашество вообще, а монастырское в частности, являет миру "совершенный лик Церкви" ("Свет Народам" 44). Поистине, подвижничество — "знаменосное сосредоточение и пророческое откровение того, что и есть Церковь". Только посредством такого раскрытия по отношению к миру сегодняшний монах сможет приобщить людей к накопленному веками опыту Церкви и ко Христу, присутствующему в Ней.

 

Конкретные формы этого раскрытия в мир будут, несом­ненно, различными, в зависимости от окружения монастыря. Долг гостеприимства остается основным, и его следует рас­сматривать как главнейшую форму апостолата.

 

3. Монашество и экуменическое движение

 

До Второго Ватиканского Собора

 

Западное монашество начало принимать активное участие во всей жизни Церкви и, в частности, в экуменическом обновлении еще до призыва к этому, провозглашенного в декрете "Совершенная Лю­бовь", глава вторая. Не претендуя на исчерпывающее перечисление, упомянем следующие начинания:

1               — Основание в 1926 году в Амей Ламбером Бодуэном (1873- 1960) монастыря, в который вошли монахи латинского и восточного обрядов. (Монастырь этот в 1839 году был перенесен в Шевтонь.)

2               — Начавшуюся в 1935 году в аббатстве Нидеральтайх экумениче­скую деятельность.

3               — Изучение Восточных Церквей, предпринятое в !930 году в Сент-Йозеф (Вестфалия).

В письме к аббату-примасу Фиделису фон Штотцингену Пий XI одобрил эти начинания.

 

С тех пор и другие монастыри завязали экуменические контакты. Так, аббат Ильдефонс Гервеген (умер в 1946 году) принял в Академию по изучению монашества и литургики ру­мынских и болгарских монахов. (Академия основана в 1931 году, в Мария Лаах.) Некоторые монахи в Мария Лаах приня­ли участие в семинаре К. Барта, а также в работе смешанных групп, занимавшихся спорными вопросами. Во Франции - и в этом смысле следует упомянуть прежде всего аббатство Легуже — стали проводить экуменические встречи и издавать экуменическую литературу. Монахи всех стран Европы принимали участие в учебных неделях Богословского инсти­тута святого Сергия (Париж, Сергиевское подворье), а бель­гийские бенедиктинцы Б. Ботт и Б. Капель сыграли значи­тельную роль в разработке программ этих недель (А. Князев. "Богословский институт святого Сергия". 1974, стр. 113- 114).

Экуменические контакты, затихшие во время нацистской оккупации, возобновились после окончания войны. Во время своего пребывания на конгрессе аббатов, проходившем в мо­настыре Сент-Ансельм в Риме, Иоанн XXIII вновь призвал к расширению экуменических контактов. Этим объясняется основание новых институтов (Экуме!гический институт в Нидеральтайх, Институт по изучению англиканского бого­словия в Сент-Матиас в Трире), а также учреждение Экумени­ческого Совета при бенедиктинском ордене. На Втором Ватиканском Соборе было отведено особое место для встреч между представителями католической Церкви и представите­лями иных христианских исповедании.

 

После Второго Ватиканского Собора

 

Об усилении экуменических контактов и укреплении отношений между католической Церковью и различными рефоматскими общинами свидетельствует то, что на международных конгрессах аббатов, проходивших в Риме начиная с 1968, присутствовали в качестве наблюдателей восточные монахи, англиканские бенедиктинцы и братья из Тезе. Следует также упомянуть и контакты с азиатским монашеством, установленные аббатом-примасом Р. Уиклендом; результатом этих контактов явился конгресс настоятелей католиче­ских и не христианских азиатских монастырей (Бангкок, декабрь 1969 г.).

Эта встреча с монахами Азии приобретает сегодня особую важ­ность в связи с интересом западного мира к азиатским методам меди­тации и прозелитизмом монахов Дальнего Востока в Европе и США.

 

4. Монастырские общины в Реформатских Церквах

 

Как известно, монашеские объединения Англиканской Церкви (возродившиеся в девятнадцатом веке) носят консервативный харак­тер, что объясняется островной изолированностью Англии и англо­католическим происхождением англиканского монашества. Тем не менее после Второго Ватиканского Собора некоторые монахи из Нэшдома и других общин приняли участие в экуменических встречах на континенте.

В Германии, на родине Реформации, также появились (хотя и не повсеместно) многочисленные группы людей, проводящих общинный образ жизни. Как и на заре христианства, в эпоху зарождения монас­тырей, эти группы возникли, с тем чтобы помочь Церкви и общест­ву, - в особенности, после Первой и Второй мировой войны. Это явление тем более знаменательно, что в Германии из-за Лютера до сих пор еще широко распространено враждебное отношение к мона­шеству: " Л юте ров ы антимонашеские настроения были унаследованы протестантизмом... который еще и сегодня не освободился от этого комплекса" (В. Нигг).

Протестантское понимание "Церкви как братской общины" (Г. Эйзенберг) и католическое представление о том, что монастырь есть место духовного окормления людей, выявляют всю важность соборной стороны Церкви для современных духовно-религиозных течений и их оценки.

 

Основы общинной жизни

 

Внутри протестантских Церквей

 

История возникновения и дальнейшего развития общинного движения в Реформатских Церквах ясно показывает, что начальные элементы этого движения, основывающегося на общечеловеческих и библейских представлениях, имеются уже у Лютера. Именно этим объясняется не только возрождение у протестантов общинной жизни в обновленной, приспособленной к идеалам Реформации форме, но и их способность вернуться к подлинной монашеской жизни, подобно тому, как это было в лютеранском пиетизме.

 

Молодежные движения

 

В истории возникновения молодежных движений реша­ющую роль, возможно, сыграло обострение чувства Церкви, проявившееся со времени Первой мировой войны как у като­ликов (Романо Гуардини), гак и у молодых протестантов. "Движение немецкой молодежи", созданное в начале века и первоначально не имевшее связи с Церковью, и консерва­тивные элементы бывшего "Вандерфогель" после Первой мировой войны объединились, образовав "Ассоциацию немец­кой молодежи". Именно из этой организации выделилось "Объединение Бернехена", а из него — в 1935 году — "Братство святого Михаила", являющееся наиболее представительной общиной. Оно существует наряду с группами диаконисс и группами, ведущими миссионерскую работу внутри страны, однако, по сравнению с "Братством святого Михаила", эти группы обладают направленностью более социальной и благо­творительной.

 

Экуменические контакты

 

Прогрессу евангелических групп, проводящих общинную жизнь, благоприятствовали многочисленные контакты с католическими богословами (Р. Гуардини), монахами (О. Казель, И. Гевеген), литургистами (П. Парш), экуменистами (М. Метцгер, Е. Гефельдер); эти контакты возникли, прежде всего, в связи с давлением, которое испытывали христианские Церкви при нацистах.

Таким образом, установилось сотрудничество в различных бого­словских дисциплинах, в частности, в области литургики и конкрет­ных форм церковного культа.

 

Кроме того, 8 июня 1943 года К. Б. Ригтер, один из выдающихся богословов "Братства святого Михаила", был принят в Ватикане папой Пием XII; эта встреча была подго­товлена кардиналом Ж.-Б. Монтини (будущим папой Пав­лом VI), Е. Петерсоном (в прошлом — протестант) и архе­ологом Е. Курциусом. Во время аудиенции Риттер вручил папе письменный отчет о "Братстве святого Михаила".

Интерес Святейшего Престола к общинной жизни в про­тестантских Церквах не ослабел и впоследствии; контакты продолжались при посредстве апостолических нунциев, кото­рые назначили для этого специальных экспертов.

 

Духовная близость

 

Можно усмотреть некоторую духовную близость между старыми католическими орденами и возродившимися в Реформатских Церк­вах братствами и общинами монашеского характера.

 

Рассматривая пиетистские группы, можно установить, что у Моравских братьев Гарренхута такой близости со ста­рыми католическими орденами нет, в то время как община, основанная Терстегеном (1697-1769), обладает ясно выражен­ным монашеским характером.

 

Институты диаконисс, основанные в Германии Т. Флиндером (1800-1864), в Англии - Элизабет Фрай (1780-1845), во Франции - пастором Антуаном Вермей (1799-1864) и Каролиной Малъвезен, скорее похожи на женские конгрегации, занимающиеся благотвори­тельностью; однако имеются и исключения, как, например, обитель "Вифлеем" в Гамбурге.

Другие объединения, родственные "Высокой Церкви" в смысле "преобразования Реформатских Церквей во всем, что касается их иде­ала и Культа", ориентируются либо на Устав святого Бенедикта, либо на идеал Франциска Ассизского.

 

Среди наиболее важных мужских и женских общин, которые большей частью продолжают существовать и по сей день, двадцать семь были основаны до Второй мировой войны, а двадцать три возникли после нее; в этих монаше­ских по своему характеру общинах особое значение придается церковности и экуменизму. Таковы, например, "Братство Христово" в Сельбице — объединение мужчин и женщин, жи­вущих так, как если бы они дали обет безбрачия (1949); подобное ему объединение женщин "Ордо Пацис" в Гамбур­ге (1956); затем в 1959 году появляются "Объединения семей", "Союзы семей", "Общины семей" в Гнадентале.

Распространение екклезиальных и экуменических идей уже очень рано привело к созданию евангелически- католических Академий, к межцерковным встречам (Нидельбад — Рюшликон, 1935, Тютцинг, 1956, Аугсбург, 1971, затем регулярные встречи в Имсхаузене и Тезе).

 

Ответы на нужды времени

 

Многие общины были основаны, чтобы ответить на требования нашего времени. В качестве примера мы упомянем три из них.

1.             Экуменическая община сестер Марии в Дармштадте.

 

Зарождение этой общины связано с переживаниями воен­ных лет, когда над людьми постоянно висела угроза смерти. Бомбардировка в ночь с 11 на 12 сентября 1944 года, почти полностью разрушившая Дармштадт, пробудила у многих молодых девушек этого города живое чувство покаяния и обратила их ко Христу. Эти девушки стремились отдать жизнь Богу, чтобы искупить вину своего народа - прежде всего, преследование евреев. В основу своей жизни девушки положили совместное прославление Бога и решение во всей полноте последовать за Христом. Это начинание привело к официальному провозглашению 30 марта 1047 года "Общи­ны Сестер Марии".

Выбор самого имени - Мария - указывает на экумениче­скую направленность этой общины и на желание ее членов взять за образец Богородицу (Лк 1.48 и 2.35).

Община осуществляет очень широкий апостолат посред­ством "евангелизирующих действ", то есть средневековых литургических действ и мистерий. Община также издает различную религиозную литературу, занимается передвиж­ными библиотеками и организует молитвенные собрания, на которых молятся за мир, людей и прославляют Бога. Община также основала дома для престарелых и больных.

 

2.             Но, вероятно, наибольший отклик и у католиков, и у протестан­тов вызвала община в Тезе. Знаменательно, что се основатель и позже настоятель (приор) Рожер Шютц, со своими первыми учениками пришедший из Женевы, центра кальвинизма, обосновался в Тезе, около Клюни - места зарождения монашества во Франции.

Община ясно сознает свою принадлежность к "монашеской семье" и желает самим выбором места расположения связать себя с одним из великих движений европейского монашества.

Основа деятельности Общины - Устав, составленный в 1952- 1953 гг. (несколько раз переиздан в Тезе) - Следует отметить, что этот Устав служит для Церкви очень ценным источником - так же как и богословские исследования, публикуемые членами Общины.

Общине, стяжавшей доброе имя, предложили прислать наблюда­теля на Второй Ватиканский Собор. С тех пор она имеет своего посто­янного представителя при Святом Престоле.

 

Служба в Тезе удачно сочетает лучшие элементы восточ­ной и латинской литургии с лютеровскими текстами. Община сумела принести весть о Христе самым обездоленным. Члены Общины много работали для разрешения самых неотложных проблем трудящихся (проблема иностранных рабочих, созда­ние сельскохозяйственных кооперативов для беднейших крестьян). Община также борется с идеологиями, противящи­мися Евангелию или наносящими ущерб универсальности Церкви, — например, с расизмом. Община в Тезе положила начало "Молодежным Соборам", недавно прошедшим во мно­гих странах. "Молодежные Соборы" содействовали обновле­нию христианской жизни во всем мире, и им удалось привлечь к Церкви множество людей, находящихся вне Ее.

Следует еще раз подчеркнуть, что экуменические устрем­ления Общины коренятся в глубоком чувстве Церкви и в же­лании членов Общины помочь общецерковному обновлению. Устав Общины предписывает ее членам безбрачие, призывает их к радости, простоте и милосердию. Он, по своей сути, весь исходит из Евангелия. Следование Уставу постоянно возвра­щает членов Общины к Евангелию.

В Уставе редко встречаются предписания, касающиеся отдельных, так сказать, частных сторон жизни членов Общи­ны. Дух этих предписаний родственен духу Устава святого Бенедикта, хотя, быть может, на это и не обращают особого внимания.

 

3. В Швеции, около Упсалы, находится мужской лютеранский монастырь Остенбэк. Духовно он тесно связан с бенедиктинскими монашескими общинами: это первый монастырь такого рода среди прочих лютеранских монастырей. Его члены приняли Устав святого Бенедикта и в полной мере усвоили бытовые традиции бенедиктин­цев. Монастырь этот существует уже более шестидесяти лет, он был освящен в1975 году. На освящении присутствовали представители бенедиктинцев Северной Германии.

 

Заключение

 

Рассматривая десятилетие, последовавшее за Вторым Ватикан­ским Собором, легко заметить, что и монашество в этот период не убереглось от кризисов. Сократилось число желающих поступить в монастырь, и поэтому почти во всех обителях монахов стало мень­ше. Начиная с 1964 года положение осложнилось ввиду ухода из монастырей известного числа монашествующих. Это явление совпало по времени с усилиями, направленными на "осовременивание" Церкви.

Все же уменьшение это не превысило 10 а возникновение новых монастырей, прежде всего, в странах Третьего мира дает надеж­ду на будущее.

Надежды эти основаны также и на углублении чувства Церкви, которое, как мы уже подчеркивали, сильнее всего проявилось именно там, где "осовременивание" осуществлялось в духе предписаний Второго Ватиканского Собора.

Время показало, что Церковь только тогда выявляет свою полно­ту, когда совокупно с евангелизацией в поместных Церквах, напри­мер, Церквах стран Третьего мира насаждается монашество (хотя, конечно, ради этого старым монастырям пришлось пойти на жертвы).

В этой связи стоит упомянуть "Декрет о миссионерской деятель­ности Церкви", который настойчиво рекомендует насаждение мона­шеских институций в поместных Церквах.

Уверенность в том, что у монашества есть будущее, основана также и на том факте, что женское монашество никогда не теряло своей жизнеспособности. Развитие женского монашества происходило почти без кризисов именно потому, что оно никогда не теряло связи с мужскими монашескими объединениями и постоянно находилось под их руководством.

Замечательной стороной деятельности женских монастырей явля­ется их участие в работе Синодов, а также их традиционная работа по воспитанию и обучению молодежи. Отмена "папской клотюры" (пра­вило, по которому лица противоположного пола не могут ступать на территорию обители - Прим. ред.) и возвращение к правилам, пред­усмотренным тем или иным монастырским Уставом, но менее стро­гим, — все это помогло монахиням принять активное участие в обнов­лении монашеской жизни и открыло перед ними новые и плодотвор­ные перспективы.