Девство и брак

 

«Девственники» это прежде всего мужчины и женщины, побе­дившие (подобно мученикам, иногда даже ценою собственной жизни) искушение идолопоклонства; это также мужчины и женщины, отка­завшиеся от брака и пребывающие в напряженном ожидании неминуе­мого и близкого пришествия Господа. Изначально в Церкви девство есть образ жития, пронизанного стремлением выявить дар святости, уже действующий в сынах Божьих, рожденных в двух таинствах — Бра­ка и Священства. Само по себе девство не является таинством и не сопряжено с каким-либо действием благодати. Но, как бы предвосхи­щая, оно раскрывает всю полноту крещальной и евхаристической жиз­ни, к которой приобщают таинства брака и священства. Итак, сыны Божьи рождены этим двойным служением, каждое из которых необхо­димо для рождения христианина, и уже одухотворены тайной братства сынов Божьих — братства, которое коренится исключительно в при­частии к Божественному Сыновству Единородного Сына, «старшего посреди множества братьев» Такое требование целомудренной жизни, которое каждый христианин начинает ощущать либо в браке, либо в священстве, изначально олицетворялось существованием в христиан­ской общине мужчин и женщин, отказавшихся от брака, дабы с боль­шей полнотой обозначить крещальную и евхаристическую святость, присутствующую и в брачной жизни и в священническом служении.

До обращения всего общества такая форма христианской жизни не нуждалась в создании особого института в Церкви; во-первых, это было бы невозможно в тот период; во-вторых, угроза гонений и разрыв с тогдашним обществом — неизбежные для каждого чело­века, становящегося христианином, не могли породить необходи­мости в установлении особого монашеского института. Отметим, что подобный образ жития неким спонтанным образом предсуществовал в ранней христианской общине. В селении Антония пребыва­ла община дев и один аскет.