Рождение монашеской жизни

 

«Житие Антония Великого» Афанасия Александрийского

 

Афанасий Александрийский — великий богослов. В середине чет­вертого века он был епископом Александрии — столицы Египта и наиболее древнего центра христианского мира в Римской империи. Во всей Церкви он пользовался огромным моральным и вероучительным авторитетом. Это позволило ему предложить написанное им «Житие Антония Великого» в качестве образца для нарождаю­щейся монашеской жизни.

В эту эпоху христианство начинает занимать главенствующее положение в Римской империи. Гонения и мученичества становятся все более редкими и в конце концов прекращаются после того, как сам император объявил себя христианином. Исповедание веры во Христа и вхождение в Церковь более не сопряжено с социальным риском. Число крещеных начинает возрастать, и они суть таковы или потому, что их родители были христианами, или потому, что их окружение было христианским. Отныне христианская жизнь может довольствоваться обыденным существованием, которое уже не тре­бует личного опыта и подвига.

Антоний родился в христианском селении, в семье христианских родителей. Будучи послушным ребенком, он проводил время в доме и по воскресеньям за Евхаристией внимательно слушал проповеди. Он был воспитан родителями и сельским священником. Если бы его жизнь продолжалась обычным образом, он стал бы добрым семьяни­ном или хорошим священником. У него были бы послушные хрис­тианские дети и ничего особенного в его жизни не произошло бы. Однако, когда ему исполнилось двадцать лет, его родители умерли и он остался один, имея на руках малолетнюю сестру. И тогда он услышал провозглашенный священником, совершавшим Литургию, евангельский призыв «все оставить и последовать за Христом». Анто­ний раздал все свое имущество, поручил сестру общине посвященных Богу дев и начал проводить отшельническую жизнь — стал учеником некоего подвижника, который жил неподалеку от его селения. Он успешно прошел первую степень искуса, поддерживаемый жителями родного села, с которыми у него были дружеские отношения. И все же он продолжал испытывать чувство неудовлетворенности и, испол­нившись дерзновения, удалился в пустыню.