Символ 12/ 1984  

 

КНИГА СУДЕЙ 

 

ПЕРЕД ЧТЕНИЕМ  

 

Исторические рамки 

 

Вступив под водительством Иисуса Навина в Палестину, евреи начинают утверждаться в среде хананеян. Это смешение с языческим населением чревато одной из самых серьезных опасностей в их истории: им приходится перенимать у соседей новые для них навыки сельского хозяйства, а эти навыки неразрывно связаны с языческими обрядами и праздниками. Чувственная религия и легковесная мораль Ханаана служат для евреев постоянной ловушкой: избранный народ подвергается опасности забыть Ягве или, вернее, недостойным образом смешать его с местными божествами.  

Легкость и относительное удобство оседлой жизни создают опасность изнеженности, небрежного отношения ко всему, "омещанивания". Тяжелая жизнь в пустыне и требования войны закаляли характеры; более легкая жизнь, как обычно, влекла за собой снижение нравственной закалки.  

Утверждение на земле носило сначала спорадический характер, дробление кланов и колен могло привести к потере чувства национального единства. И три преграды хананеян как бы делили израильтян на четыре блока: север, центр, юг и Заиорданье. Что могло остаться от целостного Израиля?  

Было и нечто худшее: колена очень отличались друг от друга — и по численности, и по выделенным им частям территории. Заиорданским коленам удалось утвердиться первыми, не обнажая меча. Другим же было тесно на неплодородной земле и во вражеском окружении, они завидовали тем, кто устроился лучше, и пытались получить жизненное пространство. Отсюда конфликты и междоусобные войны, которые начались еще при Иисусе Навине (Ис Нав 22) и отзвуки которых так часто слышатся в книге Судей. 

В этих условиях тот факт, что народ не дал окончательно потеряться духовному семени, носителем которого был, представляется одним из самых ярких чудес ею истории, столь обильной чудесами. 

 

Судьи 

 

Чтобы сохранить Израиль, Бог в самые критические моменты и при самых тяжелых бедствиях воздвигал спасителей.  

Как их называли. Текст называет их "спасителями" или судьями". Возобладало второе название, потому что оно стоит в заглавии книги. Не следует отождествлять его с нынешним понятием "судья". В древнееврейском слово "судить" имеет гораздо более широкий смысл: оно означает "управлять", "приводить в порядок", "восстанавливать порядок" (но не в этом ли и заключается воздаяние справедливости?). 

 

Их служение. Они сильно отличаются друг от друга: тут и воины, как Аод или Варак, и богатые землевладельцы, как Иаир или Авдон, и земледелец Гедеон, и искатель приключений Иеффай, и пророчица Девора, и сельский богатырь Самсон. Столь же различны и их деяния, начиная с организованной войны (Гедеон, Варак) и кончая убийством (Аод) и грубыми выходками (Самсон).  

Общее у них то, что все они воздвигнуты Богом, чтобы выполнять по отношению к его несчастному и грешному народу освободительное и объединительное служение. Даже эпизодический успех пробуждал коллективную душу, а когда опасность была серьезной, организовывалась коалиция, готовя будущее обьединение. 

 

Их число. Шестеро из этих лиц известны своими подвигами, и их называют "великими судьями" (в списке, помещенном ниже, их имена даны прописными буквами).  

Последние редакторы книги сочли нужным упомянуть также шестерых "малых судей", о которых мы не знаем ничего, кроме их имен. Почему же они все-таки упомянуты? Потому что так получается двенадцать — совершенное число, представляющее весь Израиль, совокупность колен. Уже в этом обнаруживается глубинное намерение и смысл всей книги: автор хотел дать понять, что весь Израиль вовлечен в каждое из этих частичных предприятий и в каждую из этих весьма эфемерных побед. Дабы подчеркнуть это, автор выбрал и распределил судей так, чтобы в целом приходилось по одному судье на каждое колено. 

 

Хронология 

 

Символическим значением часто также наделены и цифры, выражающие продолжительность того или иного периода времени. Говорится, что страна подвергалась гнету в течение двадцати или сорока лет, пока Бог не воздвигал освободителя. После его прихода страна отдыхала в течение сорока или восьмидесяти лет. Эти круглые цифры отражают среднюю продолжительность жизни поколений и служат для того, чтобы отметить успешность деятельности судьи в том или ином районе. Следовательно, не стоит использовать эти цифры для установления точной хронологии, как в учебниках истории, — так же как не надо понимать буквально цифры, отражающие численность войск. Все эти данные имеют лишь одну цель — показать значительность происходящего. 

 

План книги 

 

I. Введение  

Политическая ситуация - гл. 1-2.5 

Религиозная ситуация - гл. 2.6-3 6  

 

ІІ . Судьи  

1)              ГОФОНИИЛ-гл. 3.7-11,  

2)              АОД - гл. 3.12-30,  

3)              Самегар,  

4)              ВАРАК и ДЕВОРА - гл. 4-5,  

5)              ГЕДЕОН и Авимелех - гл. 6-9,  

6)              Фола, 

7)              Иаир,  

8)              ИЕФФАЙ - гл. 10-12,  

9)              Есевон,  

10)           Елон,

11)           Авдон,  

12)           САМСОН - гл. 13-16.  

 

III. Добавления 

 

Святилище Михи и колено Даново — гл. 17-18.  

Преступление в Гиве гл. 19-21.  

 

Постараемся понять смысл этого плана. 

 

На первом месте стоит судья колена Иудина, Гофониил, может быть для того, чтобы отметить первенствующее значение мессианской надежды.  

Затем те, кто грудился ради территориального единства. Аод захватил переправу через Иордан и открыл путь из Заиорданья в центр страны. Великая победа Барака и Деворы восстановила контакт между севером и центром. Таким образом, те области, что впоследствии, после разделения, составят Северное царство, уже в состоянии осуществлять некое взаимное сближение: колена могут объединяться, когда они этого хотят. Но южный барьер будет прорван только при Давиде, поэтому Иуда остается в стороне, в изоляции, которая уже предвещает будущий раскол.  

Гедеон и Иеффай сделали первые попытки установления монархии; правда, попытки эти оказались тщетными, может быть потому, что сами деятели были Богу не по сердцу, а главное — Израиль еще не созрел для единства.  

Самсон стоит особняком, его деятельность носит чисто индивидуальный характер.  

Факты, приведенные в добавлениях, проливают свет на постоянное соперничество, войны и раскол между коленами. Понадобится много страданий и вся тяжесть опасности со стороны филистимлян, чтобы заставить их объединиться.  

Так вырисовывается смысл всей книги: созревание народа Божьего для необходимого единства. Неудачи монархических попыток времен судей — как потом и неудача Саула — отмечают этапы, ведущие к установлению царства.  

И достаточно вспомнить все то, что стоит в Евангелии за словом "Царство", чтобы эта книга заняла свое место в христианской перспективе. 

 

ВО ВРЕМЯ ЧТЕНИЯ 

 

1 Введение исторического характера 

 

2-19 — Обратим внимание на роль, отведенную здесь Иуде. Редактор считает нужным выдвинуть это колено на первое место, потому что с ним связана мессианская надежда. 

6 — В ту жестокую эпоху такое нередко случалось во время войны. 

8 — Чтобы сказать разом о всех подвигах Иуды, добавили этот стих, предвосхищающий события вплоть до времен Давида (2 Цар 5, 6-9).  

27-36 Северные колена: как неустойчиво их положение! Подробно перечисляются все те места, которых они не смогли завоевать и жителей которых не смогли ни оттеснить, ни изгнать. Картина получается довольно мрачная. 

 

Введение религиозного характера 

 

2 Схема из четырех элементов, применяемая для изложения истории всех судей:  

11-19 — 1) неверность народа,  

2) наказание — гнет врага,  

3) обращение к Богу,  

4) Бог воздвигает спасающего судью ...и все начинается сначала.  

 

20-23 Причины, по которым продолжают существовать чужие народы: 

 

1) чтобы наказывать избранный народ за его грехи,  

2) чтобы испытывать его верность,  

3.2 3) чтобы в его собственных интересах научить его искусству войны.  

Так и в нас, даже после крещения, остаются наши "внутренние враги", наши недостатки, дурные наклонности. Мы всегда должны бороться, стараясь подчинить их себе, но при этом сознавая невозможность устранить их полностью. Они "оставлены нам для нашего упражнения" (святой Франциск Сальский) — чтобы у нас был повод выказывать свою верность Богу и одновременно чтобы приучаться к борьбе. 

 

ГОФОНИИЛ 

 

10 "На нем был Дух". То же самое говорится об Иеффае (11.29) и, иными словами, о Гедеоне (6.34), о Самсоне (14.6,19; 15.14), позже о Сауле (1 Цар 10.10; 11.6), о Давиде (1 Цар 16.13) и т. д! Дух может любого человека преобразить в освободителя и вождя, именно Дух строит таким образом израильскую общину, как впоследствии, во времена Пятидесятницы, строит Церковь. 

 

АОД 

 

19-21 Хитрость, ложь, убийство нравственное чувство еще очень примитивно. Это не пример для нас; вся эта история рассказывается просто для того, чтобы мы знали, посредством каких людей Господь осуществлял освобождение своего народа. 

 

САМЕГАР 

 

31 "Воловий рожон" — случайно подвернувшееся оружие: у евреев еще не было железа. 

 

4 — ДЕВОРА И ВАРАК  

 

8 Бараку нужна пророчица, чтобы спросить Ягве о днях, благоприятных для сражения.  

5 — Песнь Деворы представляет собой одну из самых древних и самых прекрасных библейских поэм. Текст ее труден, и неудивительно, что в разных переводах встречаются расхождения. Есть в ней черты, противоречащие нашим христианским чувствам, но начало и конец ее уже выдержаны в тоне псалмов.  

4-5 Великая гроза, вызвавшая поражение врага, есть проявление Божьего могущества.  

6 — Страх перед враг ом парализовал все пути сообщения.  

14-15,18 — Впервые мы видим колена объединенными для совместных действий, и Девора решительно хвалит храбрецов, содействовавших победе: Ефрема, Вениамина, Махира, Манассию, Иссахара, Неффалима, Завулона.  

15-17,23 Она, подчас со жгучей иронией, осуждает тех, кто не принял участия в сражении: Рувима, занятого внутренними разногласиями, Галаада, слишком хорошо устроившегося, Дана, живущего на чужих кораблях, Асира, ведущего спокойную жизнь, и даже маленький клан Мероза, часть колена Неффалимова, который "не пришел на помощь Ягве".  

Эти осуждения вызывают сочувствие, так как показывают, что объединение колен против врага осознавалось как долг. Тем более характерно одно умолчание: Девора даже не упоминает колено Иудино. Неужели оно так изолировано в своих южных горах, что другие больше не ощущают своего братства с ним? А между тем Господь именно Иуду избрал, чтобы сделать своим коленом... Любое осуждение за неучастие было бы лучше этого молчания.  

31 — Отметим в этой великолепной концовке любовь к Богу. "Любящие Господа" любят его народ и ради спасения этого народа готовы умереть. Великие законы любви не меняются. 

 

ГЕДЕОН 

 

6 — Призвание Гедеона  

 

1-6 — Став народом оседлым, Израиль в свою очередь подвергается нападениям кочевников. Он до такой степени потерял мужество, что даже не думает о сопротивлении и только старается прятать свои запасы в горах.  

11 "Ангел Ягве" — таким образом выражается вера в трансцендентность Ягве.  

Обратим внимание на это точило. Это яркая деталь бедственной эпохи — Гедеон прячется в чане, потому что зерно, разложенное на гумне, было бы слишком явной приманкой для грабителей.  

17 Гедеон скорее робок, но он будет повиноваться, если уверится, что его посылает Бог; вот почему он просит знамения. Сравним это с призванием Моисея (Исх 4) или Иеремии (Иер 1).  

21 Первое знамение: огонь испепеляет жертву (ср. Лев 9.24; 3 Цар 18.38; 2 Пар 7.1). В эту эпоху нет еще представления о законе, который впоследствии безоговорочно потребует единства святилища.  

31 — Здесь мы впервые в Библии находим сокрушительный довод против идолов, которым впоследствии очень часто будут пользоваться пророки: если он бог, пусть явит это (ср., в частности, 3 Цар 18.24).  

34-35 — Четыре колена объединяются, колено Ефрема также подойдет к концу битвы (7.24) , но Гедеон, по-видимому, и не думает призывать остальных.  

36-40 — Руно. Святые Отцы видели в нем символ еврейского народа, который сначала один приобретает Божью милость, а затем остается "сухим", когда милость эта изливается на остальной мир. Аллегория прекрасна, но для Гедеона смысл был в том, чтобы, получив обратное знамение, устранить возможность всякой случайности. 

 

7 — Первая кампания Гедеона  

 

2-7 "Бог ревнив и не дает своей славы никому другому". Народ должен знать, что победа есть исключительно Божье дело, Богу достаточно горсти людей, чтобы чудо стало еще более разительным.  

3 Трусость народа в ту эпоху: какой упадок по сравнению с временами завоеваний Иисуса Навина! Из тех, кто добровольно явился воевать, две трети без стеснения признаются в своем страхе    и расходятся по домам.

4-7 Снова, который раз в этой истории, — признак, который послужит уменьшению числа бойцов.  

16-22 Опять эффект неожиданности, который, без всякого оружия, вызывает полную растерянность во вражеском стане.  

8.1-3 Колено Ефремово было самым значительным, самым богатым и могущественным, но из-за своей гордости, обидчивости и стремления к гегемонии оно часто становилось источником потрясений и смут. Оно не дало Израилю ничего доброго или великою, ни царя, ни пророка. Царство получают бедные. В дальнейшем ефремляне создают такие же трудности Иеффаю, а позже становятся данными виновниками раскола. К счастью, здесь Гедеон сумел польстить их ицеславию, сказав несколько слов, которых оказывается достаточно для их успокоения. 

 

4 Новая кампания в Заиорданье  

 

Теперь Гедеон производит впечатление уверенного, всеми признанною вождя, гордого своими первыми победами.  

6,8 — То, что два юрода отказали Гедеону в помощи, свидетельствует об отсутствии солидарности.  

13-17 Месть Гедеона ужасна. Он только что восторжествовал над врагами Израиля и теперь обращается как с врагами с детьми Израиля.  

14 Отметим это мимоходом упоминаемое свидетельство. Как видно, любой случайно встретившийся мальчик был в состоянии написать все имена руководителей города.  

22-26 Как человек осмотрительный, Гедеон отклоняет царский титул, но соглашается принять реальную власть и начинает с того, что взимает значительный налог.  

30 Огромный гарем — признак могущества, но, как впоследствии при Соломоне, тут таится риск всяческих компромиссов с языческими народами. Далее мы увидим, насколько опасны такие нарушения чистоты ягвизма. 

 

9 Первая попытка установления царской власти: Авимелех  

 

1-6 Авимелех — сын жены "второю ранга", хананеянки из Сихсма. Истребив всех своих сводных братьев, он использует ситуацию, чтобы склонить жителей Сихема на свою сторону и провозгласить себя царем. 

 

7-15 Апология Иофама  

 

Мораль этой басни резко антимонархическая Отзвук ее мы находим в мотиве, встречающемся в Первой книге Царств (8; 10.17-24; 12). Некоторые пророки, особенно на севере, и в дальнейшем сохраняют оппозицию к царской власти, которая кажется им изменой. Они предпочитали бы оставаться под непосредственной властью Бога, как вначале. Неустойчивость престолонаследия в Северном царстве, где на протяжении двух столетий чередуется не менее десяти династий, связана именно с этим 

 

22-57 Наказания  

 

23 Вскоре жители Сихема восстают против Авимелеха 45-55 — В конце концов он разрушает город и убивает всех жителей, однако и сам гибнет при осаде Тевеца. Так плачевно заканчивается эта первая попытка установить царскую власть. Виновны все: и Авимелех, и жители Сихема, и израильтяне, которые согласились на союз и слияние, нарушающие чистоту ягвизма; правда Божья торжествует в том, что виновные наказывают друг друга (ст. 24,56,57). 

 

10 ИЕФФАЙ  

 

6-16 — Это длинное введение возвращает к темам гл 2.  

10 — Первая мольба Израиля — лишь результат бедствия.  

15-16 — Во второй исповеди больше смирения, чем в первой, народ полностью предает себя милосердию Божьему, и далее немедленно следует доказательство обращения — упразднение идолов. И сам Ягве не может более терпеть страданий своего народа. Он готовится воздвигнуть спасителя.  

11 — Иеффай незаконнорожденный, отец его неизвестен. Отвергнутый своими, он становится главарем шайки.  

5-9 — О нем вспоминают в минуту опасности, но он ставит свои условия: в случае успеха хочет быть начальником в Галааде. 

 

29-40 Обет Иеффая  

 

Этот насильник — искренний ягвист, и вера его велика; похвалу ему мы находим впоследствии в Послании к евреям (11.32-34). Чтобы исполнить неосторожно данный обет, он приносит в жертву свою дочь. Этот поступок возмущает нас, но мы лучше поймем его, сблизив с поступком Авраама (Быт 22). Подобно Иеффаю, Авраам думал, что Бог требует довести жертвоприношение до конца, и занес нож над своим ребенком. Но один из великих уроков, содержащихся в Книге Бытия, в том и состоит, что Бог дал понять: он не хочет человеческих жертвоприношений. Нельзя ли предположить, что Иеффай, с его примитивностью и грубостью, в психологическом и религиозном плане древнее Авраама? Иеффай не сомневается в абсолютном праве Бога на всякую тварь, сознает нерушимость обязательства, принимаемого при обете, но при этом еще не знает или не понимает, что Бог Авраама отверг человеческие жертвоприношения. 

 

12 Война Галиада с Ефремом  

 

1-6 — Снова претензии ефремлян. Но Иеффай не умеет, подобно Гедеону, успокоить их, и начинается ужасная братоубийственная война. Как Гедеон жестоко обошелся с городами Галаада. так и Иеффай после своей победы обращается с ефремлянами как с врагами.  

Итак, того, кто за освобождение своих братьев требует чего-то дня себя, постигает сокрушительное поражение: он желал быть начальником — и ему пришлось принести в жертву свое потомство; он действительно освободил Израиль, но затем уничтожал сынов Израилевых. 

 

САМСОН 

 

Самсон — деревенский богатырь, он никогда не имел даже малого отряда и никогда не вел войны. Его подвиги, которыми он обязан исключительно своей физической силе, лишены какого бы то ни было политического значения: он не освободил ни одного села и не отвоевал ни пяди земли. С другой стороны, эти полные сочного, а подчас и грубого юмора эпизоды, над которыми, как видно, вдосталь поработал народный ум, чрезвычайно бедны и с точки зрения религиозной. Но вместе с тем их ценность весьма велика в плане психологическом. Само присутствие в лоне Израиля этого крестьянина, наделенного чудесной силой, есть доказательство той видимой помощи, какую Ягве оказывал своему народу. В то же время мощь, благодаря которой он побеждал всех своих насмешников, лишний раз раскрывает смысл Божественного призвания, сущность национального сознания избранного народа и препятствует полному нравственному падению. Именно поэтому имя Самсона фигурирует среди судей. 

 

13 — Чудесное возвещение рождения  

 

Сопоставить с рождением Исаака (Быт 18), Самуила (I Цар 1), Иоанна Крестителя (Лк 1.13) и Иисуса Христа (Лк 1.26-38).  

2 — Всякий раз, как в Библии говорится о неплодной женщине, вслед за тем возвещается, что она чудесным образом зачала.  

4-5 — Назорейство — это некое посвящение. Его правила будут впоследствии тщательно кодифицированы (см. Числ 6), чего еще нет в ту древнюю эпоху, но принцип неизменен. Речь идет о сохранении Божественной силы, обитающей в посвященном, — он не должен стричь волос, символизирующих силу и жизненность, не должен прикасаться ни к чему нечистому.  

22 — Ср. Исх 33.20: "Человек не может увидеть Бога и остаться в живых..." Это очень высокое представление о грозном величии Бога.  

23 — ...Но слова женщины полны здравого смысла. 

 

14 — Брак с филистимлянкой  

 

1-3 — Слабость народного героя — женщины. Из-за них он подвергается опасности, из-за них все его падения. Он не в состоянии сопротивляться той, которая "ему понравилась".  

4 — Благочестивое объяснение редактора: Бог использует все и все исходит от него.  

11 — Обычай давать новобрачному шаферов. Здесь их выбирают в большом количестве, так как филистимляне справедливо опасаются этого атлетически сложенного чужеземца.  

19 — Убивать филистимлян Самсон отправляется в Аскалон, который находится так далеко, что не имеет никакого контакта с Израилем.  

20 — Несправедливость, которая дает действию новый поворот.  

15 .1-8 — Месть Самсона, и затем новая месть, после тою как филистимляне погубили его жену и ее семью.  

9-13 — Обратим внимание на то, с какой легкостью люди из колена Иудина выдают одного из своих собратьев филистимлянам. Вместо того чтобы приносить радость, подвиги Самсона вызывают укор, потому что могут навлечь репрессии со стороны "хозяев". 

16.1 - 3 — Опять история с женщиной. Необычайная сила Самсона позволяет ему благополучно выпутаться. 

 

4-21 Далила  

 

На этот раз он нарушил свой обет, Ягве отворачивается от него, и сила его покидает. 

 

22-31 Последняя победа и смерть  

 

28 — Молитва смиренна и полна упования: Самсон знает, что всякая сила исходит от Бога. Он просит силы, чтобы отомстить за себя, но нельзя забывать, что эта личная месть — также и торжество над врагами Израиля, которые одновременно враги Ягве. В ту эпоху Откровение было нерасторжимо связано с существованием определенного народа, и все, что служило сохранению этого народа, его защите от врагов, должно было тем самым иметь действенную силу с точки зрения религиозной. 

 

Происхождение святилища колена Данова 

 

17 Святилище Михи у ефремлян  

 

2-5 — Это святилище возникло весьма бесславным образом — благодаря краже. Подозревая, вероятно, что вор близко, мать громко заявляет, что деньги посвящаются Боту. Таким образом, они становятся священными, и всякий, кто использует их для мирских целей, будет проклят. Следовательно, Михе остается только вернуть их. Ни на что другое их уже нельзя употребить, приходится сделать из них нечто священное.  

7-12 — Как раз мимо идет левит. Миха предлагает ему остаться у него священником.  

13 — Во всем этом деле Миха полностью чистосердечен: Бог может только благословить его, раз у него есть святилище и подлинный левит. Вся эта история как нельзя лучше свидетельствует о полной анархии, царившей в ту эпоху. 

 

18 Переселение колена Данова  

 

1 — Колено Даново, размещавшееся западнее колена Вениаминова и северо-западнее колена Иудина, первым подпало под владычество филистимлян: Самсон, герой борьбы с филистимлянами, был из этого колена. Поэтому часть колена Данова ищет более удобной территории и переселяется на север.  

5 — "Сыны Дановы", проходя мимо святилища Михи, просят левита обратиться к Ягве относительно задуманного ими предприятия.  

11-26 — После возвращения разведчиков хорошо вооруженный клан пускается в путь, овладевает святилищем и уводит с собой священника, не слишком совестливого и приходящего в восторг от такого "продвижения по службе".  

27 — Взятие Лаиса, который становится Лаис-Даном, или просто Даном. Все идет так же, как при Иисусе Навине, при завоевании Иерихона, Македа, Ливны, Лахиса, Еглона и других юродов (см. Ис Нав 6.24; 10.28,30,32,35 и т. д.)  

30 — Таково происхождение пресловутого Данова святилища! Впоследствии Иеровоам, разрушив единство царства Давида и Соломона и вовлекши в мятеж все северные колена (3 Цар 12.20), не удовольствуется политическим разделением и присовокупит к нему религиозный раскол (3 Цар 12.26-31), создав "официальные" идолопоклоннические святилища. Одного из своих золотых тельцов он воздвигнет в Дане.  

В рассказе явно проступает намерение бросить тень на это святилище, ненавистное чистым ягвистам: раскрывается ею сомнительное и несколько комическое происхождение. Во времена разделения двух царств ядро верных, остававшееся вокруг Иерусалима, должно быть, использовало эту историю для обличения северных раскольников. Так она наполнилась религиозным смыслом и была включена в нашу книгу. 

 

Назидательная история о судьбе колена Вениаминова 

 

19 Преступление в Гиве  

 

1-9 — Весь этот длинный рассказ о проявлениях восточной вежливости имеет целью объяснить нам, почему левит отправляется в путешествие не утром, как принято, а вечером и потому вынужден остановиться в пути на ночлег.  

11-12 — Иерусалим еще не завоеван Давидом, пока что это языческий и чужой город. Путешественник прилагает усилия, чтобы добраться до одного из городов сынов Израилевых, — это еще более подчеркивает виновность людей колена Вениаминова.  

15 — Первая серьезная вина — невыполнение священного долга гостеприимства.  

16-25 — Вся эта история полна отзвуков истории Содома (Быт 19.1-11) Таким образом подчеркивается также тяжесть греха жителей Гивы.  

16 — Единственный человек, наконец оказавший гостеприимство, принадлежит к другому колену, как и Лот, который был в Содоме чужеземцем.  

24 — Нас коробит от этого предложения, как в свое время от предложения Лота (Быт 19.8), но в ту эпоху многоженства честь женщины ценилась меньше, чем священный долг гостеприимства. В книге Бытия невиновных чудесным образом защищают ангелы, здесь же ужас преступления не смягчается ничем.  

29 — Левит хочет пробудить Израиль от спячки и вызвать отмщение. 

 

20 — Наказание  

 

1 — Это место явно носит следы относительно позднего редактирования. Автор смотрит на события издалека: вся книга Судей ясно показывает, что Израиль в ту эпоху никогда не собирался "как один человек".  

2 — То же самое можно сказать и относительно явно преувеличенных цифровых данных.  

21-25 — Эти последовательные поражения вызваны, вероятно, какой-то виной израильтян, которая заглаживается постом и всесожжениями (ст. 26), благодаря чему...  

29-48 — ...Израиль побеждает и истребляет колено Вениаминово. 

 

21 — Торжество милосердия  

 

Чтобы колено не исчезло окончательно, придумываются разные хитрости для его восстановления.  

Это позволяет нам понять тот смысл, который хотели придать ужасному эпизоду, завершающему книгу. Последний редактор трудился, должно быть, во время плена, когда избранный народ исчез почти полностью и эта история стала притчей; народ так же виновен, как некогда Вениамин или даже — судя по намекам гл. 19 — еще раньше Содом. Преступления святого города, который пророки называют прелюбодейственным и блудным, стоят злодеяния Гиве. Поэтому Иерусалим почти истреблен, как Вениамин; от него остается лишь малый остаток, подобный тем шестистам из колена Вениаминова, которые одни спаслись (20.47).  

Но, примерно наказав виновное колено, Бог дает ему возможность восстановиться. Какая это утешительная перспектива для малого остатка, говорившего: "Погибла надежда наша, мы оторваны от корня" (Иез 37.11).  

Так эта мрачная и жестокая книга в конце концов открывает нам перспективу милосердия.  

25 — Мотив, повторяющийся несколько раз (17,6; 18,1; 19,1). Все эти безобразия происходят от безвластия, навести порядок сможет только царь – на этом заканчивается книга Судей, открывая перспективу царства, о начале которого нам расскажут две первые книги Царств. 

 

ПОСЛЕ ЧТЕНИЯ 

 

На пути к Царству 

 

Те же последние слова дают нам, быть может, ключ к целому, книга Судей — это книга ожидания Царства , и, читая ее, мы все время должны помнить о последовательных этапах осуществления грядущею Царства. 

 

1) Историческое царство  

 

Это ожидание описывается не так, как в других книгах, где все сосредоточено вокруг конкретных действий и деятелей например, вокруг завоевания Ханаана, как книа Иисуса Навина, или вокруг фигуры царя, как две первые книги Царств. В книге же Судей показано скорее некое отсутствие, вызывающее ощущение потребности и страдания. Из них и возникает призыв . Книга дает реалистический, полный смирения, конкретный обзор событий, а ней развертываются происшествия, общий результат которых отрицателен или разочаровывает. Так, после смерти Габона филистимляне сильнее, чем когда либо, ни одна из попыток объединения не завершается успехом, "безуспешны" и все великие делания милосердия Бога, каждый раз воздвигающего спасителя,  сразу же после этого народ опять впадает в грехи и бедствия.  

Книга Судей не идет дальше этого "отрицательного" этапа, дальше ощущения чего-то недостающего, пустоты, которая еще не стала жела нием, но скоро им станет. Нависшая над всеми угроза близкой опас ности наконец заставить народ преодолеть разногласия и объединиться под властью одного царя. Неоднократные появления вождей, спасав ших то или другое колено, постепенно привели к идеи единого вождя, который спасет весь народ. Однако в то время еще не знали, что этот единый вождь, в свою очередь, будет только предвестием совсем иного вождя и иного Спасителя

 

2) Мессианское царство  

 

Итак, эта книга показывает, что народ Божий, в той мере, в какой он составляет живой организм, не может существовать, испытывая лишь чистые Божьи воздействия, воздействия благодати, и не имея никакой организации. Во времена судей Бог попробовал дать народу жить "одной благодатью", но очень скоро этот народ потерял всякую сплоченность, всякое единство и оказался на краю гибели. Опыт был убедительным и показал необходимость единого организма и его главы. Монархия сделает Израиль царством и в то же время станет прообразом будущей организации народа Божьего в Церкви.  

И в превратностях жизни Церкви, когда кажется, что враг торжествует повсюду, этот опыт поддерживает наше упование и нашу уверенность: рука Божья столь же могуча. Что Бог мог совершить в те времена, то может всегда совершить для своей Церкви и для каждой верной души.  

Ибо история Израиля — это и наша история. "Я принимаю твердое решение и завтра начинаю все сначала, или даже сегодня вечером, если представится возможность..." С этими вечными "начну сначала" все время повторяется в нашей жизни цикл милосердия. После стольких попыток и неудач остается только вера в милосердие, превосходящее наши немощи, в неутомимую верность любви Божьей, всякий раз спасающей нас. Даже страдание содействует освобождению: порабощение в Ханаане должно было привести к растворению, а привело к смирению и обновлению. Таким образом, испытания, удручающие нас, недостатки, с которыми мы боремся, дают нам возможность совершать наиболее похвальные поступки и вместе с тем осознать нашу немощь, которая приводит, или, можно сказать, принуждает нас к чаянию вечною Царства, где все враги будут наконец уничтожены Царем, который будет всем во всех и имя которою есть Мир. 

 

Наше сотрудничество в установлении Царства 

 

Эта книга более всех других уделяет внимание деятельности отдельных личностей (книга Иисуса Навина, например, всегда показывает нам весь Израиль как одно целое, даже тогда, когда речь идет о личном приобщении к вере в истинного Бога — 24.16-24).  

В каждом местном конфликте решалась и судьба всего народа. И это еще более верно в отношении жизни Церкви: поражена какая-то одна точка и вся Церковь затронута.  

Достаточно ли мы ощущаем это? Умеем ли подняться, чтобы помочь нашим братьям в минуту общей опасности? Не сосредоточены ли мы целиком, как колено Рувимово, на "внутренних разногласиях" или, как колено Асирово, на "спокойной жизни у пристаней своих"? Песнь Деворы бичует наш спокойный эгоизм и напоминает об обязанности всегда быть духовно вместе со страдающими и борющимися братьями.  

Показывая великую опасность, которая таится для народа Божьею в разногласиях, расколе, эгоизме и трусости, книга Судей беспрестанно призывает нас к тому общему служению, в котором подготавливается и уже начинает осуществляться Царство.