Символ 6/ 1981  

 

ФУНДАМЕНТАЛИСТСКОЕ ИСТОЛКОВАНИЕ БИБЛИИ

 

Д. БАРР 

 

ФУНДАМЕНТАЛИЗМ это протестантское течение, представители которого очень решительно утверждают абсолютный авторитет Писания. Само Писание рассматривается как вдохновленное Богом и непогрешимое. Своими корнями фундаментализм уходит в протестантскую ортодоксию восемнадцатого века. Однако, в большинстве, современные фундаменталисты теснее всего связаны со своего рода "обновлением", свойственным евангелическим протестантским общинам девятнадцатого и двадцатого веков. Такого рода "обновление", с особой силой выделяющее прежде всего тему греха, личного обращения, познания через опыт Святого Духа, ожидания "Второго Пришествия" и свершения "Последнего Суда", образует типичную религиозную атмосферу, в которой живут современные фундаменталисты, и определяет самый их образ жизни. И хотя аналогичные тенденции можно наблюдать и в иных вероисповеданиях, все же фундаментализм в целом — явление протестантское. Различные термины, как, например, "евангельский хранитель", "библейская вера" (или "вера в Библию"), "высочайшее учение Писания" и т.п., как правило, служат эвфемизмами для обозначения фундаментализма или же какой-либо религиозной установки, несущей на себе печать его идеологии. 

Фундаменталисты представляют собой коалицию из разных протестантских групп, для которых характерен охранительный взгляд на Писание, настойчивое утверждение непогрешимости Писания. Вопреки постоянным заявлениям о неизменности протестантской традиционной ортодоксии, она, эта ортодоксия, претерпела разного рода изменения. Положения, формально считающиеся основополагающими (такие как "предопределение" у кальвинистов и т.п.), утеряли свою обязательную для всех силу. Таким образом, можно сказать, что у фундаментализма появилась определенная "экуменическая" сторона, в том смысле, что известные традиционные догматические споры как бы отодвигаются на второй план, поскольку для фундаментализма самое существенное — сохранение библейской непогрешимости. Однако фундаменталисты ведут страстную полемику как против католического учения, которое, по их мнению, подменяет Писание Церковью, так и против современной критической теологии и библейской критики, называя и то и другое "модернизмом" и "либерализмом". Ибо, по мнению фундаменталистов, представители современного критического богословия и библейской критики подменяют Писание "разумом" и своими интеллектуальными пристрастиями. В действительности фундаменталистская риторика часто служит не изложению Писания, но настойчивому утверждению в богословском плане фундаменталистских идеологических воззрений на Писание. 

 

1. Догматическая позиция

 

Согласно учению фундаменталистов, Писание исходит от Бога и все части Писания запечатлены Его Духом. Писание образует основу фундаменталистской проповеди, на нем строится также и вся жизнь каждого фундаменталиста. Для евангелических протестантов характерно следующее утверждение: "Так говорит Библия" (куда реже "Библия хочет сказать это"). Писание вдохновлено Богом, и, согласно учению фундаменталистов, из этого вытекает как доктринальный и практический авторитет Библии — авторитет столь же окончательный, сколь полный, — так и неоспоримая историческая достоверность библейских текстов. Выявление в той или иной библейской книге разных источников, объяснение ее происхождения через человеческие конфликты, имевшие место в Израиле или в Церкви, все это не только бросает тень сомнения на историческую точность Библии, но и подрывает ее духовный авторитет. Таким образом, любое утверждение относительно власти и спасительного делания Христа находится, по мнению фундаменталистов, в прямой зависимости от фактической достоверности Писания, христианская же вера при любом отклонении от такого подхода к Писанию теряет всякий смысл. Представление о том, что Писание исходит от самой Церкви, являясь скорее ее отражением, нежели основой власти и спасительного делания Христа, — такое представление не пользуется среди фундаменталистов особой поддержкой. Из того факта, что Библия есть — по-необходимости — отправная точка вероучения (ибо Библия единственный основополагающий письменный источник христианства), фундаменталисты неизбежно делают вывод, что богословская истина в полной мере зависит от статута, придаваемого Писанию. 

Подобное представление не вытекает из самого Писания, но и это легко показать представляет собою следствие протестантской традиции. Вопреки представлениям фундаменталистов, для самих людей Библии Писание не было тем, чем оно сейчас служит для нас, ведь они сами создавали Писание. Перед глазами апостола Павла не было Евангелия написанного, а все же он уверовал во Христа воскресшего. Никогда Иисус не призывал к написанию Нового Завета и никогда не давал на это какого-то особого благословения. Даже в излюбленном тексте фундаменталистов — в том месте Второго Посланияк Тимофею (3.16), где говорится о богодухновенности Писания, ничего не сказано относительно исторической точности Библии, нет даже никакого намека на то, что богодухновенные Писания должны быть центральным критерием веры. Апостол рекомендует обращаться к Писанию, которое "благоприятствует" навыканию в правде, из чисто практических соображений. Но фундаменталисты не ощущают всего этого. Они убеждены в том, что их собственное разумение Писания определяется именно самим Писанием. Конечно, и в самой Библии можно найти тексты, доказывающие всю важность Писаний, например, тексты, свидетельствующие о непреходящем значении Ветхого Завета для людей Нового Завета. 

Все это вполне правильно, а все же фундаменталистская концепция Писания остается неким "общим принципом", неким видением "сверху". Такая концепция исходит не из подлинной, реальной действительности Библии. Такая концепция зародилась в прошлом как некая догматическая установка, словно бы накладываемая на Писания. Стало быть, какие бы то ни было "доказательства", основанные на Писании, обретают силу лишь потому, что уже была принята такая догматическая установка. С тех пор как подобная догматическая установка была принята, изменились не только первоначальные условия, приведшие к выработке подобной установки, но и весь социально-богословский контекст, внутри которого возникло фундаменталистское представление о Библии. И тем не менее фундаменталисты продолжают рассматривать Библию под прежним углом зрения. Таким образом, фундаменталистская концепция не может (да и когда могла?) служить средством, позволяющим Писанию свободно выражать себя. Фундаменталистская концепция это скорее нечто, превращающее само Писание в средство, с помощью которого стараются выразить сущность евангелической религиозной традиции. 

 

2. Принципы 

 

"Возрождающее" обращение 

 

Смысл современной фундаменталистской интерпретации Библии в общих чертах соответствует евангелической религии. Все те места в Библии, которые касаются прощения и оправдания, используются в целях "возрождающего" обращения. Евангельский призыв следовать за Учителем истолковывается как призыв "самому решить ради Христа". Все относящееся к аду и осуждению используется как средство, с помощью которого стремятся подтолкнуть колеблющихся к поискам спасения. Эсхатологические представления сводятся к традиционному евангелическому представлению о "Втором Пришествии". Все те места в Библии, на основе которых можно построить иную богословскую систему или иной, сравнительно с фундаменталистским, церковный порядок, предаются забвению или рассматриваются как малозначительные. 

 

Фундаменталистское опровержение рационализма 

 

Фундаменталистское истолкование Библии обладает ярко выраженным упорядочивающим характером. Так, различия между двумя течениями в Пятикнижии или между Деяниями и Посланиями Павлане рассматриваются как выражение разногласий, реально существующих в плане историческом или богословском. Вместе с тем стремление к упорядочиванию, коренящееся в самой евангелической религиозной традиции, придает всему библейскому целому нечто, соответствующее фундаменталистской форме религии. 

Несмотря на присущий ему наивный и простецкий стиль, фундаменталистское прочтение Библии отличается ясно выраженной философской окраской, несомненно рационалистической. Это объясняетсятем, что фундаментализм достиг пика своего развития именно в странах англо-саксонской культуры. В восемнадцатом веке христианские апологеты для опровержения своих неверующих противников-рационалистов пользовались доводами от разума. И это рационалистическое наследие и сегодня живет в фундаментализме. Согласно учению фундаменталистов, истине присущ, так сказать, изъявительный характер: библейские сентенции суть утверждения, с помощью которы хустанавливаются факты, точно соответствующие реальности. Следовательно, иное прочтение Библии неизбежно оборачивается отречением от этой реальности. Кантовское же представление, согласно которому смысл обретается с помощью некоей шифровальной сетки, как бы накладываемой на мир, это представление фундаменталистами отвергается и отбрасывается. Ибо, если следовать Канту, та столь ясная для фундаменталистов "очевидность", на которой они утверждают свое мировоззрение, является таковой лишь по одной-единственной причине: при всех обстоятельствах исходной точкой для фундаменталистов всегда был... фундаментализм. 

 

Сохранение полноты истины Писания 

 

Все же фундаменталистская интерпретация Библии не всегда буквалистична. Иногда принцип, согласно которому Библия не может не быть истинной, побеждает тяготение фундаменталистов к буквализму. Когда в связи с развитием современной науки возникают трудности с буквалистским истолкованием Писаний, фундаменталисты охотно прибегают к метафорическому или небуквалистическому прочтению ради сохранения полноты истинности Библии. Но тем неменее по многим важнейшим пунктам фундаменталистская интерпретация Библии по своей сути остается буквалистской. Следовательно, фундаменталистам приходится отождествлять живую реальность с повествованиями о ней, иными словами, с рассказами о чудесах, о непорочном зачатии, о ходе эсхатологических событий, о небе и аде, т.е. со всеми теми истинными реалиями, о которых ясно свидетельствует библейский текст. 

Свое понимание истинности Библии фундаменталисты чаще всего выражают своим излюбленным термином "claim", т.е. "возвещение", "требование", исходящее от самой Библии. Фундаменталисты считают, что Библия сама себя провозглашает вдохновленной Богом и точной, — подобно тому как они считают, что Иисус Сам Себя провозглашал Богом. Если исходить из этой терминологии, то Библия оказывается неким документом, который требует, чтобы мы приняли его, оставляя нам единственную альтернативу, отказ. Евангелия со всей ясностью свидетельствуют о том, что Иисус тщательно избегал "провозглашать" себя Богом или Сыном Божьим. Но вопреки этому фундаменталисты настаивают на таком "провозглашении", и для них такое "провозглашение" и есть та причина, по которой мы можем говорить о Божестве Христа. На Божестве Христа ставится и главный акцент в фундаменталистской христологии. Это, конечно, не означает отрицания человеческой природы Иисуса, ведь она настолько очевидна, что даже неверующие не спорят с этим, тогда как в Божество Христа необходимо твердо верить, опираясь при этом на Писание. 

 

Пример  

 

С точки зрения современной экзегетики применение таких принципов часто приводит к результатам весьма незначительным и маловдохновляющим. Богословское же содержание оказывается весьма скудным. Для иллюстрации всего этого можно взять обычное фундаменталистское толкование того места у Марка (6.45-52), где повествуется о хождении Иисуса по водам. В этом толковании утверждается, что чудо хождения по водам действительно произошло. В самом деле, если Иисус был воплощенным Богом, нет никаких оснований сомневаться в реальности (физической) чуда хождения по водам. Но при таком толковании улетучивается большая часть смысла этого рассказа. Нам говорят о "власти Иисуса над законами природы" и нас поучают, что "страх исчезает, как только осознается присутствие Иисуса". Любопытно, что значительное место это толкование отводит опровержению рационалистического объяснения, согласно которому Иисус ходил по берегу морскому. В толковании утверждается, что все происходило именно так, как об этом повествует Евангелие. Совершенно очевидно, что специфически богословское содержание такого толкования весьма незначительно. 

 

3. Неизбежные последствия 

 

Утверждающий характер 

 

Наиболее типичным в фундаменталистской интерпретации является следующее: настойчиво выделяется внешняя, физическая сторона событий или их описаний, сам же смысл описываемого ускользает. Собственно говоря, получается, что наиболее существенное в Библии — ее точность. Фундаменталисты не учитывают внутренней динамики Библии, ее постепенного возрастания, богословских коллизий внутри Библии, абсолютного приоритета веры и Церкви над Писанием. Фундаменталисты не отрицают поэзии и символизма, присущих библейскому языку, но, за редкими исключениями, они не допускают и мысли о том, что утверждающий характер — с точки зрения фундаментализма, наиболее существенное в библейском языке — может быть заменен поэзией и символизмом. 

 

Непогрешимость написанного 

 

Идея непогрешимости Писания, взятая как основополагающий принцип, неизбежно становится некоей рационалистической точкой отсчета; если принять за общий принцип, что Писание истинно и истинно вполне, то из этого логически вытекает, что и все частности утверждаемого в Библии тоже истинны. И наоборот, если в Писании хотя бы одна-единственная подробность покажется сомнительной, то это поставит под сомнение другую подробность, а это вызовет сомнение в следующей и так далее... Так что уверенности не останется ни в чем. Такой рационалистический подход сужает возможности веры тех, кто, столкнувшись в Писании с той или иной подробностью и не имея при этом полной уверенности в истинности всего Писания в целом, вступает из-за этого в борьбу с Богом. И действительно, вместо того чтобы каждое место Писания связывать с проблемой веры в Бога, заранее делают вывод об истинности Писания в целом. Вот почему тот, кто принимает эту рационалистическую точку отсчета, эту идею о непогрешимости Писания, неизбежно приходит к крайностям. Этим же объясняется та важная роль, которую фундаменталисты придают историческим апологетическим методам, с помощью которых пытаются доказать точность каждой подробности Писания. И все это для того, чтобы удержать истину Библии в целом. 

 

Влияние идеологических вождей 

 

Согласно учению фундаментализма, сущность отношений между Писанием и Церковью проста: Церковь должна подчиняться Писанию. По сравнению с этим все остальное касающееся формы и организации Церкви второстепенно. На деле все не так просто. Больше всего поражает в фундаментализме настойчивое выдвижение на первый план человеческого авторитета. В своей среде идеологические вожди, или, лучше сказать, гуру фундаментализма пользуются куда большим влиянием, чем епископы, богословы и библейские экзегеты иных христианских исповеданий. Возможности вождей фундаментализма утверждать и формулировать смысл Писания просто неслыханны. Эти вожди постоянно подчеркивают свое преклонение перед библейской непогрешимостью и свою верность делу Евангелия. Лишь поэтому они прочно удерживают власть в своих руках. Так, один из наиболее видных современных евангеликов, Билли Грэм, укрепляя фундаменталистские евангелические традиции в среде верных, действует так, как если бы он был живым воплощением евангельского идеала, и его роль — именно в этом. В то же время научный консерватизм помогает фундаменталистам сохранить видимость той интеллектуальной респектабельности, которой они так страстно жаждут. Таким образом, хотя фундаменталисты постоянно заявляют о своем безоговорочном подчинении Писанию, на деле они используют эти заявления для того, чтобы фундаменталистские группы и их вожди твердо верили в необходимость человеческого авторитета. 

 

Личный опыт 

 

Большое внимание уделяется в фундаментализме также личному опыту и духовному руководству. В среде фундаменталистов ощущается тяготение к прямому общению с Богом. И здесь, в очередной раз, фундаментализм оказывается куда менее "библейским", чем это кажется на первый взгляд. Фундаменталистам лестно слышать, когда о них говорят: Бог глаголет им, Бог повелевает им совершить то-то и то-то, Бог приводит их к деланию. Несколько напоминают фундаменталистский опыт современный харизматический опыт стяжания Духа Святого и опыт духовного исцеления по молитве. Но хотя этот духовный опыт во многом похож на фундаменталистский, он раскрывает иные перспективы. Харизматическое течение указывает на возможность непосредственного общения с Богом или непосредственного опыта в Нем, так что рядом с Писанием открывается новый источник духовного созидания. Естественно, представители этого течения полагают, что Писание подтверждает истинность их личного опыта, но при этом оно играет роль скорее, так сказать, подтверждающую. Писание свидетельствует об истинности этих поисков; но это ничего не меняет в том смысле, что эти поиски скорее, нежели само Писание, становятся живым и действенным источником, основным каналом связи и общения с Богом. Все это показывает, что фундаменталистская духовность и в этих аспектах парадоксальным образом приближается скорее к либерально-рационалистическому течению, нежели к строго библейскому. 

 

Хилиазм  

 

Для фундаментализма характерна также его связь с хилиазмом. Для некоторых фундаменталистов эта связь не имеет большого значения, и, конечно, не все фундаменталисты хилиасты. Все же естественным следствием фундаментализма оказывается именно хилиазм. Это видно прежде всего по фундаменталистским толкованиям таких книг, как Иезекииль, Даниил или Апокалипсис. Исторически хилиазм сыграл важную роль при зарождении современного фундаментализма. Влияние хилиазма ощущается в таком широко распространенном фундаменталистском труде, как Skofield Bible. Хилиазм имел горячих сторонников среди всех тех великих евангеликов, перед памятью которых еще и сегодня преклоняются фундаменталисты. Как правило, фундаменталисты разделяют историю на периоды, пользуясь своими хилиастическими схемами. Одна из таких идей следующая: истинная Церковь никоим образом не видима. Фундаменталисты верят, что эпохе Церкви наследует иная эпоха, когда Церковь будет заменена восстановленным иудейским царством, которое будет посредником в Божественном управлении миром. Следовательно, опреден-ные библейские тексты, по мнению фундаменталистов, соответствуют определенным эпохам или историческим задачам, стоящим перед той или иной эпохой. Последствия этого невообразимы, ибо таким образом оказывается, что самые главные тексты, такие как Нагорная пропроведь, не имеют отношения к теперешней жизни Церкви. В исторических событиях, в частности в событиях, происходящих на Ближнем Востоке, ясно различимы эсхатологические знамения. Эти знамения прообразуют собой грядущий в конце мира Армаггедон. Как правило, такая эсхатология вне природная и детерминистическая, она полностью оторвана от жизни и не учитывает условий существования видимой Церкви, пребывающей здесь, на земле. И хотя многие фундаменталисты относятся к хилиазму достаточно прохладно, они терпят его как один из возможных вариантов, а многие из фундаменталистских вождей — горячие сторонники хилиазма. Таким образом, хилиазм может служить еще одним хорошим примером, иллюстрирующим то, как фундаменталисты толкуют Писание. 

 

Заключение  

 

Кратко резюмируем сказанное. Фундаменталисты горячо любят Писание, оно — объект их безграничного почитания. И мы критикуем фундаменталистов не за то, что их почитание чрезмерно, но за то, что они, переходя от этого вполне понятного почитания к традиционному догматическому толкованию Писания в целом, отказываются руководствоваться теми новыми интерпретациями, которые исходят из данных самого Писания и которые требуют пересмотра более старых общих истолкований. Стремясь прежде всего проникнуться Библией, фундаменталисты на деле преграждают себе доступ ко всему новому, что непрерывно раскрывает перед нами Писание. И в этом — главное несчастье фундаментализма.